Раскаленный слиток волшебного металла

18 октября 2008, 21:37 , , Александр Пятницын

Раскалённый слиток волшебного металла

Триг – от “Три Г” (Главный Герой Готики)

Солнце раскаленным слитком волшебного металла светило на синем, как гора руды в Новом лагере, и бездонном, как темницы лагеря Старого, небе. Триг устало брел по пустыне. Рассвет наступил не больше часа назад, но жаркое солнце неизвестной части острова Хоринниса уже начинало оказывать свое влияние на разум героя. Вокруг не было ни кустика, под которым можно было бы переждать часы мучительного дневного зноя, ни родничка с кристально-чистой водой, в котором он мог бы освежить свое обветренное лицо и почерневшие от жара губы. Не знающий жалости ветер иссушал его тело, и Триг знал, что если до вечера он не найдет оазиса в этой обители скорби, он умрет. Но пока ему попадался лишь сухой пустынный колючий саксаул и кости тех бедняг, что шли по этой дороге до него. Триг брел по пустыне уже третий день. Он чувствовал, что силы медленно, незаметно, но тем не менее ощутимо, оставляют его, впитываясь в никогда не знавшую дождя землю. И поток ругательств, мысленно произносимых им в адрес Сатураса, иссякает, по мере того как путаются и теряются в облаке забвения его мысли.

Триг умирал. И он знал это. Когда он вступил на первую полоску песка, он шагал легко и беззаботно, как человек, знающий, что ему по плечу великие свершения. Теперь же он уже даже не шел – полз, едва преодолевая силы земного тяготения. Он думал, как хорошо было бы прилечь, отдохнуть, облегчить страдания. Впрочем, нет, он уже ни о чем не думал. И только Иннос знал, какая невероятная сила все еще позволяла этому существу, уже утратившему право называться человеком, ползти вперед, ползти неизвестно куда и неизвестно зачем, выдерживая муки, которые даже Белиар сел бы слишком страшными для самого страшного грешника под ласковым солнцем Миртаны.

Солнце зашло и снова взошло, а он еще полз. Никто и никогда уже не узнает, как Триг сумел продержаться эти двадцать четыре часа, и почему Иннос в своем безграничном милосердии не позволил ему умереть и тем самым прекратить его страдания. Но, тем не менее, кем бы ни был Триг, избранным Инноса или посланником Белиара, но он еще полз. А в его затуманенном, практически уже неживом мозгу проносились видения прошлой жизни. Он прожил славную жизнь. Короткую, но эта та цена, которую всегда приходится платить за приключения. И он был благодарен Инносу за каждый миг своей жизни.

Но вот что-то пробилось сквозь темную пелену, тяжким грузом павшую на его полуразрушенное сознание. Какая-то картина вдалеке. Да. Несколько хижин. Воткнутый вертикально в землю шест. Какая-то рваная тряпка, бессильно повисшая на этом шесте. Повисшая, хотя дул пронзительный ветер, мешавший воздух с песком, воду с огнем, живую плоть с прахом. И… Да. Орки.

Что-то всколыхнулось в сознании Трига. Он зарычал, как волк, повисший на кончике меча, пронзенный им насквозь, умирающий… но успевший разорвать своими клыками горло несчастной жертвы и знающий, что он умрет не один. Неимоверным усилием воли Триг заставил себя подняться на ноги. Вспышка слепой, безумной ярости всколыхнула все его тело, перетряхнула его разум, сделала его мысли ясными и столь кристально-чистыми, какими они могут быть лишь перед смертью. Шатаясь, падая и снова поднимаясь, это существо, не живое, но еще и не совсем мертвое, двигалось к палаткам. Оно не осознавало себя, не осознавало, что происходит вокруг, оно состояло лишь из ярости, холодной, яркой, отфильтрованной ярости потрясающей силы.

Орки заметили его, когда он был уже совсем близко. Грозный боевой клич огласил округу, и они ринулись в атаку. Существо ответило им рычанием, вырвавшимся из пересохшей глотки. У него не было меча или топора, не было даже столового ножа, но оно готово было рвать их зубами, когтями, оно готово было драться и продать свою жизнь за дорогую цену. Но когда-то оно было человеком. И оно сознавало, что шансов у него нет. И, в последнем усилии, высоко вскинув свою почерневшую голову с красными, воспаленными, ничего уже не видящими глазами, оно достало из-за пазухи свиток. Тот самый, что берегся на самый черный день. День, ставший последним днем его жизни. И, отдавая последние крохи своей энергии, чувствуя, как длинный военный меч орка вспарывает грудь, разрывая на куски сердце, кроша легкие, ломая позвоночник, оно вложило все те крохи души, что еще оставались у него, в это заклинание.

С ужасающим, вытряхивающим душу и вновь заталкивающим ее обратно в телесную оболочку, леденящим кровь и замораживающим ее прямо в жилах воплем в клубах красного дыма появился демон. Своими когтистыми лапами он разрывал орков на мелкие кусочки, как драконовый снеппер рвет на части беззащитных крыс. Огненное дыхание демона сжигало орков, как умелый повар жарит мясных жуков – живьем. Но существу это уже не могло помочь. Оно было мертво. Но в нем была заключена потрясающая воображение сила. Прежде чем умереть, оно, не чувствуя своего тела, не чувствуя своих ран, проползло еще немного. Кровь хлестала из его грудной клетки, как вино хлещет из пробитой бочки. И она была столь же красной и густой, как и вино.

Существо не знало, куда оно ползло, и не знало зачем, но из множества направлений оно выбрало одно единственно верное, приведшее его в тихий укромный уголок. Там не было слышно бури, туда не достигало ни единое дуновение ветерка, а белый прокаленный ярким солнцем песок лежал тонким нежным слоем. Существо, с трудом волоча свое разрубленное почти пополам тело, пересекло этот участок и припало к ногам небольшой статуи, стоявшей там. И, впервые за всю его жизнь, скупая слеза выкатилась из единственного уцелевшего глаза. Там оно и умерло, обняв колени красивой статуи, сделанной из черного обсидиана. Оно уже не чувствовало ярости, она ушла, переплавившись в легкую грусть. И, прижимаясь горячим лбом к прохладному даже под этим жарким солнцем камню, оно впервые в жизни чувствовало себя счастливым.

* * *

Закончив свою работу, демон глубоко вздохнул, лизнул своим длинным раздвоенным языком болезненную ранку на запястье своей когтистой руки и, безошибочно определив направление на вызвавшую его душу, полетел к ней. Он не удивился, увидев, что вызвавший его уже мертв, он лишь пожалел, что он умер прежде, чем он смог помочь ему. Ему чем-то понравился этот маленький смертный, не обладавший ничем, кроме силы своего разума, и он почти желал, чтобы в его силах было оживить его. Так он висел, медленно взмахивая своими могучими крыльями, размышляя, пока не вышла вся до конца сила, вызвавшая его в то измерение. Тогда он исчез. И в этом месте воцарилось одиночество. И жаркое солнце неизвестной части Хоринниса ласково освещало останки души, страдавшей, боровшейся, искавшей и, наконец, нашедшей покой.

Рассказ Аргха-Аргха, демона по вызову

Я, Аргх-Аргх, демон по вызову первой категории, как всегда, сидел, уютно устроившись у небольшой реки лавы, протекавшей сквозь мою пещеру. Мне было тепло и приятно, у меня очень уютная пещера, вентиляционными отверстиями выходящая на главную Адскую реку, а вход в нее через помещения для предварительного заключения грешников. Так что я никогда не остаюсь без пищи, или, по крайней мере, без приятного глазу и слуху зрелища. Так вот, сидел я, значит, на берегу лавовой речки, являвшейся главной достопримечательностью моего жилища, из-за которой, собственно говоря, и не желал покидать пещерку ее предыдущий владелец, и размышлял. Вообще-то размышления не являются моим основным занятием, жизненную энергию я получаю за тяжелую физическую работу – уничтожение существ, неугодных Хозяину, но это был особый случай. Дело в том, что у демона может быть только два занятия в жизни – он или уничтожает неугодных Хозяину тварей, или ждет, пока ему можно будет уничтожить эти тварей. Но вокруг моей пещеры все достойные моего внимания существа были перебиты еще несчетные циклы назад, когда я еще был молод и не умел откладывать на черный день, а моя очередь на вызов должны была подойти еще не скоро. Вот потому-то я сидел, наполовину скрытый приятными теплыми серными испарениями, и размышлял. Вот тогда-то я и почувствовал впервые то странное чувство, которое сейчас не дает мне покоя, отвлекает от работы на благо Адского государства и Хозяина. Нет, вы не думайте, тогда оно у меня еще не оформилось, это были еще зачатки чувства, гложущего меня сейчас. Эх, мне бы, импу недозарезанному, тогда бы и подавить это ощущение, погрузиться бы в блаженное ничегонеделание и возносить хвалу Владыке, так нет же, мне понадобилось размышлять над этим чувством. Знаю ведь, что ни к чему хорошему это не приводит, вот в прошлый раз, когда задумался над тем, имеет ли лорд-демон право бить меня по рогам палкой, или нет, получил наряд вне очереди на очистку Северного притока Адской реки от огненных водорослей. Выжил, конечно, иначе бы я тут не сидел, но вот моим напарникам не так повезло, места в трещине в скале было только на одного, и их съели живьем огненные дракошки. Никогда, ни до, ни после, не слышал я более жутких воплей. Дракошки ведь имеют обыкновение сначала обездвижить жертву, а затем медленно, смакуя, отщипывать от нее маленькие кусочки. Так что никому, даже этому синему лорду-демону, не пожелаю такой судьбы, которая настигла моих напарников. Дракошки тогда и до меня чуть не добрались, но, слава Владыке, они были уже не очень голодные, и я спасся. В трещине я сидел тридцать с лишним циклов, и только потом… Ну да ладно, неважно это.

Значит, сидел я и размышлял. И тут я почувствовал странное, очень странное ощущение, как будто подошла моя очередь на вызов. Я сначала даже не понял, что это такое, а когда понял – не поверил. Ведь до меня еще сколько демонов было, ну никак не должны были меня вызвать. Я даже подумал, а уж не ловушка ли это, сейчас как рванусь, а потом буду считать дни в клетке перед каким-нибудь высшим демоном, гадать, съест он меня сегодня или еще немного подержит. Но долго я не думал, трудно это с непривычки-то, ну и да махнул на все лапой и рванул напропалую. А, нет, вызов все-таки оказался настоящим. Правда, слабенький какой-то, энергии жизненной даже для межпространственной материализации недостаточно. Ясно, думаю, почему этот вызов на меня сбросили, мертвый он, не ответить нельзя ведь, а ответишь – а ну как энергии не хватит, и будешь до всемирного апокалипсиса болтаться между тем миром и этим! А, пропадать так пропадать, думаю, уж лучше в пространстве болтаться, чем объясняться потом перед тем лордом-демоном, почему я не ответил на вызов. Эх, была не была. Ассимилировал я, значит, энергию, формулу мировой телепортации задал, координаты выставил, пустил по замкнутому квадрату плавать, ждать, пока энергии достаточно не накопится, чтобы уж точно не застрять в пространстве, чтобы переход произошел наверняка. Ну, ждал я, ждал, думал, уж вообще не хватит энергии, придется квадрат расщеплять, или так прыгать, но тут еще что-то произошло, насыщенный на события цикл выдался. Вмешалась, значит, еще какая-то сущность, и энергии в квадрат подлила. И еще имела наглость изменить параметры перехода и меня самого запустить пинком в телепортацию. Найду если того, кто это сделал, всю каменную душу из него вытрясу, я такого страха натерпелся, пока в туннеле летел, что за всю свою жизнь вместе взятую не испытывал! К счастью, недолго длился полет, энергии много было, и вывалился я, как мешок с переработанными огненными водорослями, в то измерение.

Сначала я даже не понял, где я очутился. Нет, измерение-то я помнил, паршивое измерение, кстати, одно из самых мерзких для нашего брата, на него враги Владыки слишком много внимания обращают, обычно там как вызывают, так сразу и убивают, но мне повезло, похоже. Во всяком случае, рядом не было никого достаточно сильного, чтобы меня убить. Это я сразу определил, наловчился, пока Адскую реку от водорослей очищал. А местечко действительно интересное, никогда не видел такого раньше. Прежде я все в каких-то подвалах появлялся, среди стен каменных, а это на тебе – открытое совершенно пространство. Ветерок, песочек, солнышко ласково так сверху светит, приятно. Оно мне дом родной напомнило, место, где я из яйца вылупился. И враги вокруг слабые, только орки какие-то. Мерзкие твари орки, кстати, вроде и большие, и волосатые, и мускулов много, и цвет желтый, а на вкус – форменная отрава. В рот не возьмешь просто.

Так, а что это за фигурка тут недалеко копошится? Человек вроде. И вроде тот, что меня вызвал. Черт, дохлый, ничего с него уже не возьмешь, даже маны не осталось. Доходяга. Видно его плохо, конечно, дымок красноватый мешает, ну тот, что всегда появляется, когда нашего брата в другое измерение телепортируешь. Так что если хорошенько приглядеться, присмотреться… Нет, все равно доходяга.

Ну да ладно, пусть лорд-демон его заберет. А вот контракт надо выполнять, уничтожать всех, кроме того, кто тебя вызвал, значит. Что ж, придется поработать немного лапками. “Ну ты, желтая образина в синей броне, да-да, ты, похожий на черного гррупма, иди сюда”, – сказал я той прелестной на вид твари, чей меч торчал из груди моего доходяги. Держу пари, что орк не понял ни слова из того, что я сказал, ну что поделаешь, ну тупые они, да и что с них взять, низшие существа все-таки, даже ниже людей, пожалуй, но интонацию он, по крайней мере, разобрал. Интересно, а то забавное выражение, которое появилось на его милой мордочке, это ярость или страх? Страх, наверное, ярость только высшим существам доступна, мне, например. Надо бы сохранить его для коллекции. Такой лапочка! Сейчас… Эх, жалко, что я не так образован, как мой учитель Бух-Бух, тому сто раз из ста удавалось законсервировать существо с одного удара. А вот у меня так не получается, как я ни стараюсь. Может, практики маловато?.. Хотя вроде вызывают не реже чем других… Может, еще раз попробовать? Нда, теперь его уж точно никто законсервировать не сумеет. Хотя, с другой стороны, эту лепешечку можно запечь в лаве, пирожок будет… Тьфу ты, забыл совсем, какой отвратительный вкус у этих тварей. Жуть просто. Меня однажды так лорд-демон пытал, тот самый, синий, когда я недостаточно быстро научился отдавать ему часть энергии за защиту. Брать получалось, а вот отдавать ну ни в какую! Ну вот однажды я и забрал у него энергию, вместо того чтобы отдать свою. До сих пор вспоминать противно, что он тогда со мной делал.

Эй, эй, вы что, убить меня захотели? Чтоб вас! И как это я проморгать умудрился! Эта вшивая желтая образина умудрилась меня ранить! Она мне клочок брони на левой лапе выдрала! Черт, болит-то как! Ну все, я пришел в ярость, и сейчас вам такое будет! Да, тебя в лепешку, дрянь, чтоб не повадно мне больше было больно делать. А тебя – об камешек, об валунчик. Да, и еще немножко поджарим, хорошо, что я в свое время не ленился, как остальные, дыхание свое огненное развивал. Вот сейчас и пригодилось. Хороший орк – печеный орк. Хотя, впрочем, нет, орк, смятый в лепешку, как те четыре, лучше, вонь от горелого орка, что от страдающего изжогой лорда-демона. К счастью, орков не надо терпеть. Так, еще двое остались, отскакивают, гады. А вот вас я крылышками, крылышками, попробуйте моего адского огонечка. Что, не нравится? Так, сдохли. Так, один, два, три, ч… четы… Лорд-демон, их слишком много. Так, три, три, три, и там четыре. Итого – много. Но было вроде больше. А-а, вон еще двое драпают, так, сейчас мы их… Да, вот так, все четыре мертвы и теперь годятся только на удобрение.

Ладно, теперь к тому, кто меня вызвал. А где он, между прочим? Куда, лорд-демон его побери, уползла эта несчастная, ни на что не годная форма жизни с дефективным отсутствующим мозгом? Похоже, сейчас мне пригодится еще одно не слишком популярное среди демонов умение, которое я, ненормальной, развивал в свое время. Так. Закрываем глазки, переплетаем лапки, складываем крылышки и крутимся вокруг своей центральной точки. Тот, кто придумал этот способ, был идиотом! Это ж надо – заставить всех демонов крутиться в такой позе. Впрочем, способ действует, это у него отнять нельзя. О, а вот и это существо, что меня вызвало. Только оно уже сдохло. Лететь к нему что ли? Ничем ему уже не поможешь… Черт, ранка-то как болит, полизать ее, может, недаром же говорят, что слюна демонов лечит все известные недуги. Уй-я! Врут все те, кто так говорит. Теперь мне сложно понять, что болит больше, рана на лапе или язык во рту. Хорошо еще, что для общения мне язык не нужен, хорош я был бы, вздумай объясняться с лордом-демоном жестами. Ладно уж, подлетим к нему, посмотрим, что с ним, все равно энергии еще на пару циклов хватит, а больше в радиусе тридцати двух с половиной ощущательных единиц ни одной твари, с которой можно было бы позабавиться, нет. Конечно, можно подлететь к тем двум огненным духам, в то здание, на горе, за железной стеной, но это уж совсем чокнутым нужно быть, чтобы своих убивать. Не хочу прослыть каннибалом. Да и в бою тогда помощи можно не ждать, скорее уж струю пламени в задоструйный орган пустят, чем советом помогут.

Прилетели. Интересно, а что это существо делает у нижней части символа Владыки? Вроде даже прижимается к нему… Нет, это какую же силу воли нужно иметь, чтобы приползти сюда, если у тебя всю нижнюю половину тела оторвало. Я бы так не смог, для демона потеря задоструйного органа – верная смерть. Нет, все-таки надо будет, когда меня обратно телепортирует, поискать в нашем измерении астральную сущность этого существа. Форму ему придам нормальную, ученика своего из него сделаю. Хорошим учеником будет, понятливым. А там, глядишь, и лорда-демона побить сумеем вместе. Участок его заберем и будем жить припеваючи, я в своей пещерке, за огненным барьером, чтобы он до меня добраться не смог, он где-нибудь рядом с Огненной рекой, чтобы я не смог добраться до него… И все-таки, интересно, как же он умудрился такое расстояние преодолеть. Честно говоря, эти твари… как уж их называют… дай Хозяин мне памяти не длинной и не короткой, а в меру, чтобы на жизнь хватало… да, люди, вот как. Люди, честно говоря, не самые стойкие создания, даже если один демон против трех раз по четыре людя выйдет, то и тогда он их перережет, как меня лорд-демон, когда я маленький был, резал. Теперь-то он так не будет делать, конечно, мясо у меня жесткое стало, не разжуешь, а вот раньше мне иной раз так доставалось, что я по шесть циклов оправиться не мог. Интересно, а что это я все теперь о лорде-демоне да о лорде-демоне? Раньше вот вообще ощущениями жил, и ничего, справлялся. А теперь я думать стал. Эх, видел бы теперь меня мой учитель Бух-Бух, он бы мне такого пинка дал за то, что я мыслю, что я бы до самого лорда-демона летел, как кувыркунчик какой-нибудь.

Все, время телепортации, мыслить больше нельзя, а то лорд-демон узнает и опять на Огненную реку пошлет, а трещины там может не оказаться подходящий, или еще уже кто-то посильней меня займет. Все. Не думать. Не думать. Не думать!!! Телепортация. Твою!.. Ведь предупреждал же меня Свихнувшийся Втык, что нельзя много думать, это ведь как черная руда действует, раз попробуешь, и хочется еще и еще, пока желание не становится нестерпимым, настолько сильным, что противиться ему невозможно! Все, конченый теперь я демон. Как узнает об этом лорд-демон, так не видать мне больше моей уютной пещерки, не видать мне свежего мяска и не слыхать пронзительных воплей грешников. Сошлют меня куда-нибудь на Огненный Остров, или отправят в бессрочную ссылку по какому-нибудь измерению скитаться, неприкаянному. Знал ведь, что много думать – долго не жить, а все же запретный плод сладок. Вот и доигрался я с огнем до большого вселенского пожара.

Ну да ладно, дело прошлое. Раз уж я теперь умею думать, надо этим умением пользоваться в полную силу. Говорят, чем больше его развиваешь, тем сильнее оно становится. Что ж, я всегда хотел проверить эту теорию. Да и идея бессрочной ссылки при ближайшем рассмотрении не так уж плоха. Говорят, в том мире, из которого я только что вернулся, некромантам часто требуются слуги, привратники, может, попытать счастья? Надо обдумать эту возможность. Или придумать еще несколько. А еще обдумать план, как бы разозлить моего лорда-демона ровно настолько, чтобы он сослал меня именно туда, куда мне надо, а не в какое-нибудь другое место. Впрочем, не думаю, что это будет очень сложно, главное не попасться на том, что я теперь умею размышлять.

Ну, прощайте. Жив останусь, расскажу про свои приключения, а не повезет – извиняйте, но никогда вы обо мне больше не услышите.

С уважением, Аргх-Аргх, бывший демон по вызову.

 

г. Саратов, Россия. 2008 г.


Комментарии

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart