Подборка стихотворений

19 октября 2008, 01:05 , , Александр Пятницын

Подборка стихотворений

Пишу как умею.
Умею я плохо.
Чёрт с ним.
Вместо эпиграфа.



* * *

Когда неясно, кто есть кто,
А наша жизнь теряет цену,
Когда казнят за веру в Честь,
А награждают - за Измену,

Когда терпеть уже невмочь,
Когда не ждут уже Пророка,
Тогда в наш мир приходит Он.
Посланник Дьявола. И Бога.

Он - не Судья. Но он Палач.
Он - не Спаситель. Но Убийца.
Что будем делать мы тогда?
Благоговеть? Страдать? Молиться?

12.02.2005


* * *

К небесам несётся песня, к небесам,
Умирают сотни здесь, и сотни - там,
Погибают без побед и без вестей,
Попадая в выпуск свежих новостей,
Ухмыляясь нам с экранов и страниц,
Разлетаясь стаей белых странных птиц,
Улетая в самый лучший из миров,
Забываясь в самом долгом из всех снов,
Умирая и рождаясь вновь и вновь,
Проливая за идею свою кровь,
Без молитвы уходя в вечный путь...
В песне фраза лишь одна: "не забудь".


* * *

Дуэль. Патроны. Пистолеты.
Два дуэлянта. Два ствола.
Два секунданта. Два патрона.
Всего по два. Всего по два.
Два выстрела. Два попаданья.
Две смерти. Вот и весь рассказ.
Два пистолета. Два свиданья.
Всего по два. А жизнь - лишь раз.


Половина пути

Мы не в раю и не в аду,
Мы, как всегда, посередине.
И мы куём свою судьбу.
Подняться вверх, спуститься вниз,
Или застрять на половине.


Выбор сделан

Выбор сделан, карты сданы, кости брошены.
Дни прошедшие пеплом памяти припорошены.
Перекрёсток - встреча, проводы, расставание,
А развилка каждый раз - с судьбой свидание.
Разминуться невозможно, выбор сделан ведь.
Ну а что за поворотом, слава, доблесть, смерть,
То не ведает никто. Ну и правильно.
Ведь к чему нам, смертным, знать всё заранее?
Пусть судьба нам скажет всё и в свой срок,
Книгу жизни ведь читают за листком листок.
Пусть вокруг все говорят: мы судьбу творим,
Мы-то знаем: путь Его - неисповедим.


* * *

В глаза смотрит утро, в ушах стонет ветер,
В душе нет надежды, и веры не встретил,
А есть безнадёжность, и есть безысходность,
Ещё есть страданье, и мрачная гордость,
Смотрю я на пропасть, и жду лишь рассвета,
Я задал вопрос, но не слышал ответа,
А луч тьму рассеет - взлечу я, как птица...
Скажите ведь, лучше, чем просто напиться?


* * *

Нет надежды. Веры тоже.
Разум - комната без стен.
Пустота. И безысходность.
И граница. За ней - тлен.
Дырка. Девять миллиметров.
Вспышка. Тьма. Огонь. И свет.
Пламя. Кровь бежит ручьями.
Жизнь прошла. Все тридцать лет.
Кончилась в одно мгновенье.
Вал из боли. После - тьма.
Нет страданья, есть забвенье.
Жизнь ушла. А смерть - пришла.

Лужа крови. В луже - тело.
Красный свет и вой сирен.
Чей-то вопль... Мне нет дела.
Я - живу. Мне сладок плен.


Свечу мы лепим сами...

Жизнь как свеча. Она бывает разной.
Обычной и невзрачной, длинной и худой,
Ужасной и красивой, дешёвой и бесстрастной,
Наполненной страданьем и яркой, но пустой.

Свеча горит во мраке, горит, себя сжигая,
И огонёк трепещет, давая тусклый свет.
А есть такие свечи, что греют душу, сердце,
Но гаснут через двадцать, много - тридцать лет.

Свеча бывает разной. Бывает яркой, краткой.
Бывает длинной, долгой, красивой и пустой.
Свечу мы лепим сами, поступками, делами,
И выбираем сами, какой нам стать свечой.

Не нам решать, когда погаснет это пламя,
Мы можем лишь стараться его не потушить.
Стараться прожить так, чтобы потом не жалко
Нам было тех веков, что мы смогли прожить.

24.03.2005


* * *

Ты смотришь на мир с высоты невиданной,
Не ведаешь страха, усталости, трепета,
И милосердия, равно как совести,
Когда принимаешь решение,
И обрекаешь на горести,
Страдания вечные,
Муки, терзания,
Господи.


Легенда о Боге

В кузне куётся оружье победы,
Льются слова и звенят кастаньеты.

Красивая песня, звонкий металл.
Легенда о боге, который мечтал,
Грезил о чести, достоинстве, вере,
Что он когда-то покажет на деле.

Миф о творце, что не был Творцом,
Сказ о Всевышнем, что был подлецом,
Сказанье о боге, который сбежал,
Когда зазвенел серебристый металл,
Оставив свой мир без защиты и бога,
Отдав его в руки судьбы... или рока.

Песня красива и звонок металл,
И молот звенит по тому, кто сбежал,
Кто не посмел в лик взглянуть разрушенья,
Оставив свой мир для порока и тленья.

Бог заслужил свою кару сполна...
Так почему же не радостно нам?..


* * *

Яркое солнце, горький асфальт.
Синее небо реет над нами.
Хочется вскрикнуть, упасть и лежать.
Просто лежать и скрипеть. Зубами.

Ветер из южных краёв жесток.
Огненный воздух, дыхание спёрто.
Пыль. Даже самый зелёный росток
В серость окрашен. Смыто всё, стёрто.

Смех. Пьяный смех. Пиво пролито на пол.
Грязь. Всюду грязь, и воняет рвотой.
Пот. Парень девушку рядом облапал.
Стол. Кто-то рухнул в салат. Мордой.

День. Или ночь. Неизвестно, неважно.
Свет электрический, солнца не надо.
Шторы. Тяжёлые. Стыло и страшно.
День или ночь, всё смешалось рядом.

Жизнь или нежизнь. Моя ли, чужая?
Различия нет. Зато есть безразличье.
Сложно на солнце смотреть не моргая.
Облик легко заменить на обличье.

Жизнь без надежды. Презренье прохожих.
Жизнь ради дозы, осталось немного.
Лето. Так много дней ярких, похожих.
Лето. Осталась одна лишь дорога.

Шанс удивить. Шанс заставить поверить.
Впрочем, не стоит прощаться с жизнью.
Лето. Время любить, жить и верить.
Мы живы? Да. Но мы празднуем тризну.


* * *

Сам себе твержу: "Ещё не поздно!"
И как будто верю в это сам.
Я кричу холодным ярким звёздам
И чужим бесстрастным небесам.
Звонкий голос рвёт на части воздух,
Застывая в липкой тишине.
Я один. Сияют только звёзды
В гордой неподвластной вышине.
Да черкают строки метеоры,
Вечные предвестники судьбы,
И горит лик яростной Авроры,
Отметая жалкие мольбы.
Жаль, не вышло, а теперь уж поздно:
Не споют теперь нам песнь о храбреце.
Лишь глядит с небес на меня грозно
Бог, судьба, и рок в одном лице.


* * *

Души грешников уходят
В ад.
И дороги назад
Нет.
Недопет, ну и пусть
Куплет.
Всё равно некому
Петь.
Мы в раю ли в аду -
Плюнь.
И в аду, и в раю -
Смерть.
В мире чести и бесчестья
Нет.
Есть лишь смерть,
И куплет наш спет.
Мы уходим туда -
Куда?
В рай.
Прощай.


* * *

У чертей работа тяжелая,
Беспросветная, беспробудная,
Да и жизнь вся какая-то квёлая,
Незаметная и занудная.

То ли дело ангелы светлые,
Пьют, небось, амброзию бочками,
И работают раз в три месяца,
Украшая бога цветочками.

Нет на свете и том равноправия,
Впрочем, в этом уж мы виноваты-то,
Нет у нас идеальных праведников,
Зато есть идеальные грешники.


* * *

Взойдя из тумана предвестья
И робко окрасившись златом,
Рассвет воспевает начало,
А солнце клонится к закату.

Надежду убив жаром страсти,
Затмив все светила сияньем,
Полдень стремится к счастью,
Весь полыхая страданьем.

Дымясь алым светом пожара,
Сверкая отблесками искр,
Закат полыхает кроваво,
Лоснясь отражением жизни.

Покрыв тьмою землю и небо,
Не зная, что было, что - будет,
Ночью ложится устало
В дырках ковёр наших судеб.

А дальше... а дальше как прежде,
Без смысла, конца и начала,
Идут отражения жизни...
Меняются лишь покрывала.


* * *

Рассвет не бывает кровавым.
Он может быть юным, чистым,
Он может быть нежным, алым,
Червонным и золотистым,
Но он не бывает кровавым.
И зря говорят мне, право,
Что в чаше растерзанной жизни
Амброзия, а не отрава.


* * *

Умирать за надежду и веру,
Исчезать без следа и без вести,
От тоски и от боли на стену
Лезть. И всё из-за жажды мести.

Убивать, не считая трупы,
Приносить сотни жертв Мену,
И смотреть вдаль пустыми глазами,
Вдаль - но видеть лишь серую стену.

Воплощение смерти, Танатос,
Имён много, один лишь смысл.
Продать душу за стылую сладость
Права выбора смерти и жизни.


При встрече

Сотни лет без покоя и счастья.
Когда памяти нет - легче.
Пусть ушло ощущенье всевластья,
Всё взвалю я на хрупкие плечи.
Пусть застынет кровь жертв камнем,
Пусть забудут меня навечно.
Пусть не знают, кем был я, кем стану -
Пусть. От этого только легче.
Для меня нет "вчера" и нет "завтра",
Есть лишь миг, но он длится вечно.
И сверкает во тьме моё тавро:
Знак судить, знать, карать. При встрече.


Память

Мы вновь собрались, как когда-то бывало,
И снова расселись в кружок у костра.
В руках огранённые смертью бокалы.
Какой-то из гильзы, другой - из стекла.

Вино ли? Нет, кровь пузырится в бокалах.
Кровь тех, кто погиб, исполняя свой долг,
Жизнь, ярко вспыхнувшей нитью накала
Сберёгшая чей-то сдавленный вздох...

Их подвиг нельзя нам забыть, вы поверьте,
Нельзя отмахнуться от каменных лиц,
С укором смотрящих на нас ликом смерти,
И боли, застывшей в бездне чёрных глазниц.

За тех, кто остался, поднимем бокалы,
За тех, кто полёг на полях фронтовых,
Пропавших без вести, погибших без славы,
Друзей и знакомых, любимых, родных...

Поднимем бокалы, почтим память павших,
Минутой молчания честь отдадим.
И выпьем до дна сладость горького счастья
За тех, кто нам жизнь, честь и мир подарил.


Ночь - время страха и надежды...

Рада, тебе посвящаю

Поэт писал. Свеча горела.
Устал поэт. Настала тьма.
Перо дрожало, душа пела.
Погас огонь - и тишина.

Зачем писал, зачем старался?
Писал, строчил во тьме ночной.
Ну перед кем ты распинался?
Кто их читал, любимый мой?

Кто их читал, кто восхищался?
Кто верил, по ночам не спал?
Кто на кусочки распадался?
Кто верил, доверял и ждал?

Кого уж нет, кто есть - забыли,
Они живут лишь для себя.
Ушла душа, сердца остыли,
Не превозносят уж тебя...

Зачем писать, зачем трудиться?
Один вопрос лишь - для кого?
Ведь сколь верёвочке ни виться,
Конец наступит всё равно.

Ночь - время страха и надежды.
Ты ночью держишь свой ответ:
Зачем ты жил, страдал, молился...
А после в мир придёт рассвет.

Наступит день, уйдут сомненья.
Ты снова весел, стал собой.
И лишь в груди трепещет сердце,
Что помнит о тиши ночной.

25.03.2005


А пламя играет красиво и мягко...

А пламя играет красками жизни,
Мягко-оранжевый, красный слегка...
А может быть жёлтый, солнечно-яркий,
Как облачко мягкий, как будто из сна,
А может быть твёрдый, улыбчиво-тонкий,
Слегка ироничный, по-доброму странный....
Определениям здесь нету веры. Звонкий,
Красивый, милый, желанный...
Как передать ощущенье полёта,
Как рассказать о надежде покоя,
Как объяснить силу пламенной страсти
И окружить вихрем жаркого зноя
Любви и желанья? Не знаю, простите...
И пусть я стараюсь, итог... погодите!

Да, вот представьте себе тёплый вечер,
Стол, на столе догорают две свечи,
И пламя, мерцая, смеясь и взлетая,
Как будто бы веером вязь золотая,
Тысячью искр дрожит в хрустале.

В тонких изящных бокалах, играясь,
То распадаясь, то вновь собираясь,
То исчезая, то вновь появляясь,
То умирая, то вновь возрождаясь,
Дрожит отражение глаз на стекле.

Блеск серых глаз... а быть может зелёных?
Милых и терпких, слегка удивлённых,
Чёрных и карих, дерзко-красивых,
Чуть-чуть одиноких, почти горделивых,
И милых, и нежных, и светло-счастливых...

Не надо здесь слов, ничего здесь не надо,
Достаточно лишь одного только взгляда,
А может быть, здесь даже взгляда не надо,
Достаточно просто быть вместе, быть рядом.

Тёплый огонь разлит по бокалам,
Здесь тишина, ни к чему звуки речи,
Конец перепутался с самым началом,
И миг превратился в вечность для встречи.
Рассветным сияньем восходного солнца,
Былью из сна, превратившись в качели,
Судьба обнимает двух тайных влюблённых
И нежно качает в своей колыбели.
Как рассказать, что понять можно только,
Как объяснить, что прочувствовать тяжко?
Я попытался... насколько возможно.
Как получилось? Не очень, что - ясно.
Впрочем, кто знает, поймёт всё без слова,
Поймёт... и захочёт всё пережить снова.

07.06.2006


Снова умер. Ну и пусть...

Сердце рвёт до боли грусть,
Вдохновение забыто,
Снова умер... ну и пусть.

Пусть забвением покрыто
Моё "я", а жизнь-дорога
Вся ненастьями разбита.
Пусть... что есть - и это много.

Благодарен жизни сладкой
Я за всё, что мне дарила,
Чем пинала, где любила
Или, не соврать, имела,
В час отчаяния краткий.

Пусть... Не стоит даже взгляда,
Даже вздоха запах лета.
Жизнь, меня ты любишь, падла,
Я - люблю тебя за это...

Снова умер. Ну и пусть,
Проживу без вдохновенья.
Сердце рвёт до боли грусть...


Просто ты живёшь... дальше

Мёртвые глаза смотрят вслед,
Губы шепчут имя беззвучно,
Взгляд потух, глаза блестят... нет,
Слёзы ведь не считают поштучно.
В горле ком, и дышать - трудно,
А ведь было всё так шито-крыто,
Но потом вдруг стало горько и нудно,
И в итоге - разбилось корыто...
На осколки рассыпался замок,
И хрустальные острые клинья
Больно ранят сердца остаток
Нежно? Нет, скорее - насильно...
Не срастись теперь сердцу вечно,
И душа теперь скомкана напрочь.
Что ж, когда-то пройдёт всё, конечно,
Просто ты живёшь... дальше.

Комментарии

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart