Глава 5. Новые угрозы

14 августа 2016, 14:20 , , Александр Пятницын

Политическая карта мира на 1200 год.

Приграничье

Господине мой! Не лиши хлеба нищего мудреца и не вознеси до небес богатого глупца. Ибо нищий мудрец — как злато в грязном сосуде, а богатый — разодетый, но глупый — как шелковая наволочка, соломой набитая
Слово Даниила Заточника

К 1200 году Великий Новгород граничит по-прежнему с пятью странами.

Северное море относительно надёжно прикрывает меня от агрессивной внешней политики северных стран. Швеция продолжает проводить активную завоевательную политику на своём полуострове, и меня не беспокоит.

На западе Новгород граничит с Литовским княжеством, сильным и независимым государством, с которым мы воюем с переменным успехом. Накопить достаточное количество войск для гарантированного купирования этой проблемы пока не удаётся.

На юге продолжается вялотекущая война с Киевом, который на данный момент проходит скорее по категории «досадная неприятность», чем угроза.

На юго-востоке успешно защищает свою независимость Владимиро-Суздальское княжество; атаковать мои провинции после захвата и потери Ростова слава богу не стремится, но подозрительно методично копит силы и стеки.

На юге и на востоке одновременно находится государство Половецкой орды, ведущее вялотекущую войну со мной и с Хорезмом.

Дальние страны

Храни и внимай, благочестивый царь, тому, что все христианские царства сошлись в одно твое, что два Рима пали, а третий стоит, четвертому же не бывать.
Послания старца Филофея Великому князю Василию

Экспансия основных мировых держав существенно замедлилась. Византйская империя, Грузинское царство, Кордовский халифат, королевства Англия, Норвегия и Швеция увеличились всего на одну провинцию. Киевская Русь, Литовское княжество, королевства Дания, Сицилия и Шотландия, а также Сельджукский султанат, наоборот, территории продолжают постепенно терять. В 1195 году было полностью уничтожено Иерусалимское королевство: больше у христианского мира колоний и плацдармов в Святой земле нет. В результате, к 1200 году мир оказался полностью поделен: государств, не входящих в список великих, не осталось.

Планы на будущее

Не силою дерутся, а умением.
Народная мудрость

В планах на ближайшие четверть века — оправиться от поражений, купировать последствия неверных решений, и продолжить завоевательную политику. И первым пунктом стоит:

1. Захват и раздел ослабевшей Киевской Руси: мне, скорее всего, достанется собственно сам Киев и, возможно, Олешье. Захват Олешья позволит рассечь территорию Половецкой орды, принесёт мне какой-никакой выход к Чёрному морю, однако потребует значительных ресурсов на удержание большой и тяжело обороняемой провинции. Кроме того, после захвата Олешья для выстраивания какой-никакой обороны придётся захватывать также половецкие Переяславль и Азак, на что на данный момент сил и средств у меня нет.

2. Захват литовских Вильнюса и Риги. Наибольшую ценность при этом представляет Вильнюс, как мощный военный центр, который позволит укрепить оборону западных рубежей, а Рига пойдёт в нагрузку, для выравнивания границ и как крупный торговый порт. Правда, это требует концентрации трёх-четырёх стеков войск (два стека на предположительные потери во время штурма, и ещё один-два для удержания захваченных территорий), что в настоящий момент неосуществимо. В качестве подготовительного этапа можно пока заняться обращением населения в православную веру (что ускорит ассимиляцию) и ликвидацией вражеских священников.

3. Поглощение Владимиро-Суздальского княжества — что опять же потребует войск, которых у меня на восточной границе на данный момент нет.

* * *

Глава 5. Новые угрозыВ наступившем 1201 году дипломаты принесли интересные известия: Владимиро-Суздальское княжество заключило союз с республикой Генуя. У меня только один вопрос: нахрена? Порадовали и учёные: благодаря передовым научным разработкам, с начала XIII века стала доступна полная кольчужная броня.

В том же году достигла совершеннолетия Аграфена Датчанка, дочь князя Асмунда и княжны Купавы, вполне достойная девушка с четырьмя сердечками и совершенно неопределёнными перспективами. Из иностранных женихов в пределах досягаемости имеются литовец Дирмантас Самогитский, молодой и талантливый военачальник — но, к сожалению, не княжеских кровей, и византиец Рафаил Опсарас, тоже молодой и достойный — к тому же представитель союзного государства. Есть женихи и в нашей семье: двоюродный брат Афанасий Угличский, не хватающий не только звёзд с неба, но и вообще ничего, и плодовитый Домажир, бегающий за каждой юбкой. В общем, пока в раздумьях… тем более что на подходе вторая дочь, Евдокия Страстная — очаровательная, плодовитая и ненасытная. Забегая вперёд скажу, что девушки решили не прыгать за журавлями в небеса, и в итоге Евдокия вышла замуж за Домажира (плодитесь и размножайтесь!), а Аграфена — за Афанасия.

В лето 1202 года мы успешно взяли штурмом Киев, практически завершив тем самым первый этап нашего амбициозного плана. В ответ литовцы заключили оборонительный союз с Владимиро-Суздальским княжеством: кажется, против меня формируется коалиция. Да и Олешье у меня вполне могут перехватить: по землям Олешья, Байи и Азака подозрительно бродят союзные византийские войска. Захват этих земель ещё больше усилит Константинополь, и что самое неприятное, противопоставить мне нечего от слова совсем. Что ж… похоже, надо пока сосредоточиться на Вильнюсе и Риге: надёжно обезопасить западные границы, наладить их оборону, затем обезопасить границы восточные, тоже наладить оборону, и лишь затем — поднакопив сил и не размениваясь на третьестепенные фронты — выступать против Византии. Благо пока мы с ней союзники. Ладно, план есть, осталась сущая мелочь — как-то насобирать два стека для успешного штурма Вильнюса.

В лето 1206 года порадовали литовцы, которые предприняли попытку подкупить гарнизон Минска под командованием самого князя Асмунда: интересно, на что они рассчитывали? В том же году достиг совершеннолетия Младек Датчанин, сын князя Асмунда и княжны Купавы. В нём смешалась кровь сразу трёх народов: новгородского, датского, и литовского, он общительный и беспощадный умник, и хотя воинскими талантами он пока особо не блистает, без сомнения, ещё найдёт шанс себя проявить. А шанс, между прочим, представится скоро: войска выдвинулись на позиции под Вильнюсом. Заслышав тяжёлую поступь наших войск, литовцы моментально запросили перемирия — только зачем оно мне сейчас? Отводить армии обратно, на зимние квартиры? Впрочем, я бы согласился, если бы они отдали пару провинций. Но они, разумеется, не захотели.

А с другой стороны державы Афанасий Угличский последовательно разбил три половецкие армии. Правда, в результате от его стековой армии осталась хорошо если четверть… но ближайшие несколько ходов половцы меня точно не побеспокоят, а мне только этого и надо для успешной атаки Переяславля.

В следующем, 1207 году произошло сразу несколько событий.

Достиг совершеннолетия Брячислав Друтский, потомок Остромира Тарусского: вроде бы неплохой человек, но — ипохондрик (-2 от боевого духа всех войск на поле боя, -2 командование при атаке, -6 от здоровья полководца). Кажется, некогда великий род начал вырождаться…

Половецкая орда заключила союз с Литовским княжеством — слабые притягиваются друг к другу.

Польша стала вассалом Венгрии: как я и говорил, жадность и желание заиметь анклав посреди вражеских земель до добра не довели.

Ну и наконец, князь Асмунд взял штурмом Вильнюс — правда, остаться в неумиротворённом замке князь не рискнул, оставив за себя Радонега. Одновременно с этим его сын Младек с отрядом франкских наёмников было выдвинулся к Риге, но по пути попал в литовскую засаду. Впрочем, сходу чарджем преодолев порядки противника, ему удалось прорваться и соединиться с переправившимся на кораблях из Турку корпусом тяжёлой пехоты.

В 1208 года добрая весть пришла с восточных границ: суздальцы предложили заключить перемирие. И хотя руки так и чесались ответить что-нибудь вроде «никакого вам мира», соглашение было заключено: на данный момент мне совсем-совсем не до них.

В том же году Младек взял Ригу штурмом: программа-минимум по захвату Прибалтики выполнена! Позже Младек по примеру отца ретировался, а функции губернатора взял на себя Стрежислав Беда.

Очень забавно получилось на восточных рубежах: Путята и Межамир с армиями атаковали две армии половцев под Переялавлем: битва была непростой, и обошлась нам в 2/3 войск, но поле боя осталось за нами. А потом Путята и вовсе сделал финт ушами: вошёл в город (ворота были открыты лазутчиком, гарнизона почти не было), перебил защитников и запер ворота прямо перед подошедшими половецкими подкреплениями — дескать, хотите — штурмуйте его сами. А чуть позже княжич-регент Межамир дождался вечера и под покровом темноты сделал вылазку, напрочь разбив и эти подкрепления. Это было нечто. Атака на последних крупицах воли и духа. Теперь хватило бы сил удержать все эти приобретения… мне бы ещё Азак взять на самом деле. Чтобы было на что опереться. И Крым… В принципе, если оголить восточные границы, то всё реально. Но если я это сделаю, а суздальцы решат нарушить перемирие и напасть, то восток у меня могут отобрать весь.

Впрочем, вместо войны «горячей» суздальцы занялись войной «холодной», подсылая шпионов в мои города. Причём шпион, заявившийся в Рязань, был болен чумой. Это, без сомнения, совершенно новое слово в военном искусстве.

Зимой 1209 года достиг совершеннолетия Верхослав Датчанин, второй сын князя Асмунда: склонный к верности, но чудак, и к тому же в детстве на тренировке качественно получивший по яйцам и, как результат, совершенно бессильный в постели. Хороший боевой командир, но, увы, не продолжатель рода.

В 1210 году византийцы, как и предполагалось, захватили Олешье, после чего киевляне неожиданно запросили мира. Почему неожиданно? Потому что до их единственной оставшейся провинции мне всё равно не добраться, по крайней мере, не в ближайшее время. Просьбу о мире я, естественно, удовлетворил: никогда не лишне поддержать репутацию договороспособного монарха. Надо ещё предложить перемирие Литве: что я хотел, захватил, особой охоты двигаться дальше на запад пока нет, а значит, пора заняться южной и восточной границами, а для этого мне нужен мир (ну или хотя бы перемирие) на границе западной.

Кстати, в Северном море что-то подозрительно расплавались шведские корабли: не нанести ли им превентивный удар и не создать ли им очаг напряжённости на том самом мелком островочке? Чтобы отвлечь их внимание от моих материковых границ? Надо, пожалуй, высадить туда разведывательную миссию в составе лазутчика и убийцы, для подготовки почвы для последующего вторжения.

Интересные вести пришли от европейских дипломатов: Престол Святого Петра объявил войну Византии. На почве религии они поспорили, что ли? А пока суть да дело, мне удалось достичь принципиального соглашения с Византией, о согласии передачи мне в безвременное пользование интересующих меня земель. Более конкретно, Византия согласилась продать мне Олешье и Каффу за 200 000 золотых монет и право военного прохода по моим землям. Осталось только подвести туда войска для установления временной гражданской администрации; князь Асмунд и Младек выдвинулись контролировать это дело в ручном режиме, и в зиму 1213 года сделка была завершена: я получил свой долгожданный выход к Чёрному морю.

В ту же зиму достигла совершеннолетия Меланья Новгородская, дочь княжича-регента Межамира: страстная, добрая, наивная и милая, и с крутыми бёдрами — идеальная фигура для деторождения! На семейном совете было решено, что замуж она выйдет за Младека Датчанина, а то негоже наследнику столько времени ходить холостым.

В 1214 году торговцы принесли грозные вести: «Слухи, распространяющиеся от торговцев с Дальнего Востока, говорят, что они в великом ужасе перед жестоким полководцем из Монголии по имени Чингиз Хан, который собрал несметную орду конницы. Эти Монголы по сообщениям несутся через Трансоксанию стремительным вихрем и намереваются продолжить движение на запад, или севернее или южнее от Каспийского моря». Столь же тревожные вести пришли и с запада: Тевтонский орден начал кампанию по принудительному обращению язычников Литвы в истинную веру.

Восемь стеков элитных войск Тевтонского ордена высадились на побережье Ливонии.И если восточная угроза ещё терпит (в приграничных городах уже проходят подготовку лазутчики, скоро они отправятся на восток и выяснят, что за «монголы» там появились и какой-такой «несметной ордой» они там несутся), то вот появившиеся на ливонском побережье восемь стеков элитных войск Тевтонского ордена беспокоят меня гораздо больше. И сдаётся мне, что уже совсем скоро моя завоевательная война превратится в банальную войну на выживание. Тренировочные центры по всей державе запущены на полную мощь (как будто до этого они на неё не работали), а имеющиеся в наличии войска начали движение к Риге. Судя по месту высадки тевтонских сил, атаке подвергнутся в первую очередь Рига и Вильнюс. Хорошо хоть, удалось временно замириться с половцами — как-то обезопасить тылы, пока не разберусь с этой чёртовой западной угрозой. Несколько командиров ушли со службы на вольные хлебы, но с ними я буду разбираться позже.

В зиму 1217 года тевтонцы пошли на штурм Риги и, несмотря на весь героизм защитников, город мы сдали, потеряв в том числе и члена семьи — Радонега Проклятого. «Эти люди смогли захватить город, достойный быть столицей их огромной империи. Сражение за город было ужасным, но ещё сильнее тревожит мысль, что теперь они готовы наступать дальше, быстро расширяя свои владения!» Потери поражают: размен жизней идёт примерно один к пяти, и не в нашу пользу. Также тевтонцы взяли Палангу и Гродно, осадили Вильнюс и находятся в одном дневном переходе от Дерпта. Кажется, у меня нарисовалась очень крупная проблема: Вильнюс я, видимо, не удержу, и вообще, как бы не до самого Новгорода откатываться пришлось. Вся западная часть нашей державы сейчас работает на отражение тевтонского натиска. Войска собираются и выдёргиваются откуда только можно — искренне надеюсь, что меня сейчас никто не атакует. Хотя, впрочем, атаковать особо и некому: Литва испытывает те же проблемы, Византия мой союзник, а Киевская Русь и Половецкая орда сейчас явно не в форме.

А годом позже начали сбываться и мои прогнозы: Вильнюс пал вместе со своим защитником Стрежиславом. Учитывая плачевную ситуацию на западных границах (для нейтрализации одной тевтонской армии требуется четыре-пять моих, судя по результатам штурмов, если не больше), а также перемирие с Суздалем и половцами, принято решение двинуть все войска на западные границы, оставив в восточных опорных замках только небольшие гарнизоны.

Гибель королевства Португалия.В тот же год пришли вести о падении гордого португальского королевства, ассимилированного Кордовским халифатом, а также достигла совершеннолетия Предслава Новгородская, младшая дочь княжича-регента Межамира, очаровательная, обворожительная и плодовитая дама лёгкого поведения. Среди своего окружения достойных женихов она не увидела, так что решила, по примеру дяди, найти жениха в скандинавских странах.

Зимой 1219 года мы потеряли Дерпт; руководивший обороной Домажир Добринский пал смертью храбрых, даже в смерти не выпустив меч из руки. Совершенно неожиданно предложила перемирие Швеция: похоже, Тевтонский орден сумел достать и их тоже.

Что могут искать пятеро шотландских лазутчиков в отрогах Уральских гор? А близ Булгара обнаружился забавный баг — пять шотландских лазутчиков выстроились в рядочек. Интересно, что они там вообще делают? С дипломатического фронта тоже приходят интересные вести: Венгрия начала войну с Литвой, половцы открыли военные действия против Грузии, а держава Хорезм-шахов заключила союз с Киевской Русью. Неисповедимы пути твои…

Тевтонцы вроде пока никуда больше не идут. Князь Асмунд близ Минска и Младек близ Дерпта собрали по три стека войска, и в следующем году попробуют контратаковать.

Легко приспособиться к врагу, которого вы знаете, из наших привычных противников. Но оценить угрозу извне известного мира равносильно риску быть грубо пробужденным после ночного кошмара. Этот кошмар — вторжение Монголов.

Этот кошмар — вторжение Монголов. В Ургенч вторглась армия монголов. Восемнадцать стеков. Это пиздец. Если они все пойдут на меня… а ведь они пойдут… что ж, ладно, для начала им придётся пройти через земли Хорезма (не самой слабой державы), половцев и суздальцев. Может они их хоть чуть-чуть потрепают, прежде чем они доберутся до меня. А армии с восточной границы я снял зря. Я даже не знаю — отбивать города у тевтонцев, или нет… после боёв от моих армий мало что останется, думаю. А с другой стороны, если я не отвоюю опорные крепости, Дерпт и Вильнюс, а тевтонцы решат идти дальше, то фиг я их остановлю. Разве что за Смоленск зацепиться удастся.

Предслава успешно соблазнила Гуннара Педерсона — не самого молодого (33 года), не самого выдающегося, но зато самого чистокровного датчанина. И гордая возвращается обратно. Младек с братом Верхославом атаковали армию тевтонцев близ Дерпта. Нас было в полтора раза больше, и каждого своего воина мы разменяли на их воина. Но поле боя осталось за нами: восемь отрядов тяжёлой конницы решили дело. Дерпт снова наш. А князь Асмунд перехватил армию тевтонцев близ Минска. Стандартно, лучшие мои бойцы платили своими жизнями за их смерти по курсу один к одному. Та часть войск, которая шла с восточных рубежей, где-то в районе Смоленска развернулась и отправилась обратно на позиции.

В 1223 году Золотая Орда захватила Хорезм, обретя тем самым столицу. А мы захватили Вильнюс: даже с элитными войсками потери всё равно за гранью добра и зла. Но что делать? Младек с двумя стеками подошёл к Риге — оставшиеся в городе верные люди открыли ворота, и он сразу с марша пошёл на штурм. Успехом, впрочем, штурм не увенчался: мы сражались весь день, и положив 2/3 армии сумели убить всего лишь чуть больше трети вражеских воинов. У нас много опытной конницы, но что может конница на узких улочках города? С приходом ночи пришлось отступить от стен — но мы обязательно попробуем ещё раз.

А второй шанс представился уже в следующем году: тевтонцы атаковали наши отошедшие от Риги войска. И вот здесь-то, на холмистой равнине, наша тяжёлая конница себя и показала, сокрушив их тяжёлую пехоту. Потери велики, но поле боя осталось за нами. Зато в Риге у тевтонцев остался только гарнизон — генерал с двумя отрядами. Так что собравший уставшие войска Младек снова выдвинулся к Риге, и снова нам открыли ворота, избавив от необходимости строить осадные приспособления. И город вновь нам покорился.

И опять интересные вести рассказывают дипломаты: Киев и Суздаль начали воевать с половцами. Учитывая, что к ним с востока движется Орда, это они сделали зря.

И завершила эпоху научная сенсация: учёные доложили о создании механизированного арбалета, что, в свою очередь, привело к появлению новых кавалерийских войск.


Глава 4   >   К оглавлению   >   Глава 6



Комментарии

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart