Глава 2. Прожевать откушенное и не подавиться

14 августа 2016, 13:21 , , Александр Пятницын

Политическая карта мира на 1125 год.

Приграничье

Пусть же Бог миром, любовью, многолетием и здоровьем, молитвами пречистой Богоматери и святых чудотворцев и всех святых — преисполнит твое державное царствование!
Послания старца Филофея Великому князю Василию

К 1125 году Новгород граничит с четырьмя странами.

На севере нет ничего кроме свободолюбивых суомцев и ботнийцев, так что угрозы оттуда ждать не стоит.

На западе Новгород граничит с Литовским княжеством, достаточно сильным, чтобы доставить неприятности, но занятым своими делами: покорением карликовых независимых государств Восточной Европы. Оголять западную границу конечно не стоит, но и беспокоиться о ней пока смысла нет.

На юге идёт перманентная война с Киевской Русью. Учитывая, что я сейчас у неё единственный противник, все имеющиеся в наличии силы она посылает против меня. Это проблема, которую нужно решать быстро: оборонительная война требует меньше ресурсов, но чревата потерей инициативы, которую мне на данном этапе построения государства терять нельзя.

На юго-востоке располагаются Владимир-Суздальское княжество и Половецкая Орда, которые я только что ласково лишил двух и одного городов соответственно, и вполне могу ожидать попытки реванша.

Дальние земли

Что умеете хорошего, то не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь — как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь от других стран.
Поученье Владимира Мономаха

В основном державы мира набирают силу и территории за счёт захвата более мелких независимых государств и княжеств. Наиболее резкий скачок наблюдается у Византийской империи, Грузинского царства, державы Хорезм-шахов, Киевской Руси, Литовского княжества, королевства Польши, королевства Сицилии и королевства Франции.

Планы на будущее

Наш царь богаче тебя не множеством злата, а множеством воинов, ибо воины злато добудут, а воинов златом не добыть.
Слово Даниила Заточника

Кусок я откусил большой (семь новых провинций за четверть века, что увеличило моё государство более чем в три раза), и теперь основная задача заключается в том, чтобы прожевать его, и при этом не подавиться. Что будет довольно сложно — я перешёл дорогу сразу всем пограничным государствам: отвоевал вкусные города у Владимиро-Суздальского княжества и Половецкой орды, а также перехватил удачно расположенные замки у Киевского и Литовского княжеств. И сейчас вполне могу ожидать, что они будут пытаться вернуть завоёванное и отобрать упущенное. Следовательно, меня ожидает война на два-четыре фронта одновременно, и всё это в условиях недостатка ресурсов. Причём под ресурсами я понимаю даже не деньги (торговая экономика Новгорода на удивление сильна и позволяет себе любые военные траты), а просто людей: войска тренируются гораздо медленнее, чем гибнут в бою, и моё войско более чем наполовину состоит из наёмников. Если вдруг грянет неурожай и случится экономический кризис, мне придётся очень и очень тяжко.

* * *

Как прожевать откушенное и не подавиться?В зиму 1127 года случилось знаменательное событие: мы наконец-то установили дипломатические отношения и заключили торговый договор с Византийской империей, вторым Римом, от которого мы взяли нашу религию и многие аспекты нашей культуры. А следующим летом, как раз к началу весенней кампании, Киев осадил Москву и отправил сильную армию к Смоленску; одновременно к Ярославлю подошла сильная армия кочевников-половцев с их национальными конными стрелками. Как будем выкручиваться? Удастся ли вообще удержать эти города? Что ж, война план покажет. Зато нашлась невеста для Тешислава Тарусского, и имя у неё подстать: Ирина Стрига. Тешислав, разумеется, ухватился за представившуюся возможность: жениться нужно молодым, чтобы успеть насладиться моментом и сделать детей раньше, чем тебя убьют в битве.

После долгой бессонной ночи над картой Милослав оставил Ярославль с небольшим гарнизоном и умчался к Москве, по дороге возглавив подкрепления из Ростова, а Стексис одновременно атаковал армию киевлян близ Смоленска, возглавляемую самим киевским княжичем Всеволодом и успешно разбил её; княжич Всеволод пал в бою, оставив безутешную вдову рыдать над разрубленным на кусочки трупом.

В зиму 1129 года половцы таки осадили Ярославль. А Милослав не успел: киевляне пошли на штурм Москвы и взяли её. Мы сражались как могли, возглавивший оборону молодой Радослав Старков показывал чудеса храбрости, и нам удалось убить почти 1 000 воинов из 1 500 осаждающих… но этого оказалось недостаточно. Радослав пал в бою, и род Старков прервался. И опоздавшему Милославу осталось только осадить взятую и разграбленную Москву, надеясь, что запасов новому потрёпанному гарнизону на долгое время не хватит.

Обезумев от гибели приёмного сына, князь Святослав с войском двинулся на Ревель, сходу ворвался в него и устроил совершенно неподобающую резню: потеряв всего 350 воинов, истребил более полутора тысяч обороняющегося гарнизона и треть мирных жителей. И Ревель буквально пал на колени перед его жестокостью. Одновременно Стексис разбил очередное киевское войско близ Смоленска. Как жаль, что все эти успехи исключительно в западной части моей державы…

В восточной же части ситуация складывается гораздо хуже: следующим летом к Москве подошёл полный стек войска подмоги, и Милослав благоразумно предпочёл отступить. Впрочем, далеко ему уйти не удалось: его перехватило второе войско. Я уже готовился заказывать тризну по Милославу и по моим восточным владениям (шансов на победу при соотношении сил 1 к 4 было не очень много), но Господь даровал нам победу. Правда, то, что осталось после этой битвы, войском назвать уже нельзя: так, жалкие ошмётки по 20-50 человек в отряде. Один из командиров проявил столь великую доблесть в битве, что княжич-регент Милослав его усыновил: не сомневаюсь, что Судивой Нечин будет достойным командиром.

А два года спустя удалось и отыграться: Киев куда-то увёл свой гарнизон, так что даже с жалкими оставшимися силами и немногочисленными подкреплениями Милославу удалось отбить Москву обратно.

В зиму 1133 года в посольском приказе нашей маленькой державы состоялся профессиональный праздник: Новгород заключил торговые договора со всем миром, кроме островной Шотландии. А Киев опять осадил Москву. Такое впечатление, что ему больше нечем заняться, кроме как пытаться захватить этот провинциальный (пусть и находящийся в географически выгодном положении) городишко.

Тамплиеры, один из мощнейших рыцарских орденов Европы. В лето 1134 года Папа Римский издал рескрипт Omne Datum Optimum: первую Папскую буллу, предоставляющую привилегии Тамплиерам. Всего через десять лет, в 1144 и 1145 годах соответственно, на мировой арене появятся новые действующие силы: Milites Templi (Солдаты Храма) и Militia Dei (Солдаты Бога).

В то же лето достигли совершеннолетия Вячеслав Новгородский, сын Изяслава Новгородского, ничего из себя не представляющий, и Екатерина Уродина, дочь князя Святослава. Последняя оказалось страшной гордячкой и просто страшной, да ещё и ухитрилась приблизить к себе обольстительную служанку — которая получает больше предложений залезть под юбку, чем госпожа. Одно-единственное сердечко. Ну не повезло девке. Кому же не повезёт заполучить такую прелесть в жёны? Впрочем, не не успели гонцы разъехаться по окрестным деревням с миниатюрами нашей красавицы, как она безапелляционно заявила: я люблю своего двоюродного брата Вячеслава. Мы, дескать, вместе выросли, шалили, достигли брачного возраста, и я пойду только за него и ни за кого больше. Ну что ж, быть по сему. Совет да любовь. Главное, чтобы это в привычку не вошло, а то ведь так и выродиться недолго…

Зимой 1135 года, в самый снежный буран, киевляне пошли на штурм Москвы; оборону возглавил зарекомендовавший себя княжич-регент Милослав. Битва закончилась в нашу пользу, причём немаловажным фактором победы стала вовремя проведённая операция по устранению вражеского полководца, двухзвёздочного Семёна Белеута. Зато Тешислав Тарусский, атаковавший армию половцев близ Ярославля, умудрился по-глупому пасть в бою практически в первые же минуты боя — трагическая случайность… оставившая его жену безутешной вдовой, а малолетнюю дочь сиротой. К нашему счастью, командование войсками принял на себя командир Михаил, сумевший собрать войска и добившийся победы там, где более чем отчётливо пахло поражением, и за эти бесспорные заслуги признанный княжичем-регентом Милославом приёмным сыном.

Контрразведка донесла интересные сведения о Судивом Нечине, получившим перк «незамеченный правителем»: этот человек понял, какая пропасть разделяет его и правителя… как в амбициях, так и в географии. Наконец-то она начала действовать как должно… да и организацию разведывательной службы можно считать законченной: по лазутчику в каждом приграничном городе и на основных направлениях с гарантией предупредят меня о возможном начале любой атаки.

Ну а пока суть да дело, излишки и войсковые резервы потихоньку начинают концентрироваться в районе Смоленска, с прицелом на захват Новгород-Северского и затем Рязани, что должно несколько охладить завоевательный пыл Киевской Руси. Если бы не необходимость держать западные рубежи в постоянной боеготовности из-за бродящих на границе литовский армий, захват этих важных замков совершился бы гораздо раньше.

В лето 1138 года Алеппо потрясло страшное бедствие: жители Алеппо перенесли ужас, как сама земля разверзлась под городом и окружила их руинами, что могло быть описано только как самый ужасный божественный гнев или наказание — сотрясения чувствовали по всей округе. После такой катастрофы, Алеппо потребуется много лет, чтобы полностью оправиться. К счастью Алеппо от нас далеко, и постигшее их несчастье на нашем севере проходит по категории «занятные слухи».

В то же лето достиг совершеннолетия Мстислав Курский: в отличие от отца, совершенно бесполезное существо. Экстравагантный, ненадёжный, трусоватый и недооценивающий чувства. Впрочем, одна звезда у него всё же есть, так что, может быть, из него ещё получится сделать человека.

На фоне последних военных трат появились определённые проблемы с казной: жалование войскам в полтора раза превышает объём собираемых налогов, концы с концами удаётся сводить только за счёт траты резервных фондов. Впрочем, это проблема временная: Милослав, Изяслав и Стексис уже выдвинулись с войсками на Рязань, Новгород-Северский и Чернигов. Неизвестно, получится ли задуманный блицкриг, но хотя бы сбить пыл с бесконечно осаждающих Москву киевлян должно получиться.

Стексис, к сожалению, погиб уже в начале кампании, в совершенно рутинной стычке с небольшим отрядом киевлян, оставив безутешными вдову и двух малолетних детей, после чего его войско влилось в армию Изяслава.

В лето 1140 года близ Пскова был замечен литовский убийца, а в Ростове схвачен и казнён владимирский лазутчик. Воевать мы с ними вроде (пока) не воюем, но «холодная» война определённо полыхает вовсю.

В том же году на другом конце света, в Шотландии, вспыхнули огни независимости и появился Уильям Уоллес, сумевший объединить разрозненными шотландские кланы в борьбе против вековечных английских захватчиков: возможно он родом и не из самых благородных дворян, но позади него идут тысячи воинов, и каждый с чувством свободы в своем сердце и мечом в руке. Кажется, англичане ближайшее время будут сильно заняты. Не то чтобы меня это как-то сильно касалось…

А княжич-регент Милослав взял штурмом Рязань: благодаря вовремя засланному лазутчику произошло это на удивление быстро и без потерь. Теперь у меня есть вторая опорная крепость на восточных рубежах, и жизнь начинает потихоньку налаживаться. Так же быстро и просто был взят и Новгород-Северский, переименованный ради упрощения жизни просто в Северск. Теперь бы ещё взять Чернигов, и можно начинать переваривать завоёванное.

В лето 1142 года на мой свежеотстроенный флот близ Ревеля напали пираты о_О. И, в общем, нет у меня больше транспортного флота на Северном море. Интересно, это были пираты, или всё же «пираты»? Как-то уж очень вовремя это произошло…

В тот же год достиг совершеннолетия Александр Заозерский, сын покойного Стексиса и Матроны Новгородской: самец, гурман, способный оратор, и сын жестокого отца, которого презирает. В общем, вполне достойный молодой человек. И уже успевший достойно себя показать, разбив разбойников близ Новгорода.

Зимой 1143 года разведка донесло странные новости: «Сударь, наша разведка заметила шведские корабли на горизонте. Мы пока не знаем, что задумал наш северный сосед, но не стоит терять бдительности». О чём это они? Впрочем, неважно: под покровом ночи, чтобы никто не успел придти на помощь, Изяслав пошёл на штурм Чернигова, и город склонился перед доблестью наших воинов. После чего разбить идущие на подмогу подкрепления было уже делом техники. Интересно, что в связи с бедственным экономическим положением, торговля с братским киевским народом их собственными пленными превратилась во вполне доходный бизнес Улыбайтесь! Вам идёт! :). Зато начались какие-то непонятные волнения в Смоленске: походу, в городе обосновался и мутит воду чей-то лазутчик.

Высадка шведов на побережье Готланда.А в лето 1144 года таки стало понятно, о чём предупреждала разведка: на побережье Готланда высадился полный стек шведов, под началом ярла Кристофа Сивардсена. И сдаётся мне, что нацелились они на Дерпт. Ну что ж, встретим их достойно, благо в Дерпте сконцентрировалось прилично войск, 3/4 стека, для успешной обороны должно хватить.

Или не хватить. Уже в начале 1145 года Кристоф осадил Дерпт, и выяснилось, что в его войске есть риддары, крестьяне-алебардисты, пешие лендрменны, священники-воины и наёмники-викинги. Сдаётся мне, что бой будет тяжелее, чем я думал… надо пожалуй подтянуть войска на всякий случай.

Штурм начался сразу после наступления Нового года. Оборону возглавил Великий князь Святослав Зловредный. Наши воины сражались достойно и держались до последнего, но остановить элитные войска ярла Кристофа не смогли: наши потери 2 800 воинов, их — всего-то около 100 воинов из 2 000. Дерпт занят врагом; князь Святослав пал в бою, новым князем стал Милослав Курский, а княжичем его сын Мстислав. Мдя. Теперь хорошо бы хотя бы Псков удержать, что ли… и не факт, что мне это удастся: с такой армией, если действовать грамотно, можно всю мою державу пройти насквозь и не заметить. Плюс к этому, шведы высадили десант близ Турку — они будут его захватывать? И я получу проблемы ещё и на границе с Новгородом?

Что ж, в любом случае, надо что-то делать. В частности, отправить в Готланд священников: а то чувствую, когда я в следующий раз буду захватывать Дерпт, опять возникнут проблемы с религией.

В зиму 1147 пал в бою Судивой Нечин: наше войско застали на марше при попытке деблокировать Белоозеро. Поле боя осталось за нами, враги разбежались и больше нас не побеспокоят, но мне всё равно: ещё один достойный командир пал в бою. Зато достигла совершеннолетия Всеслава Курская, дочь князя Милослава: обворожительная, скромная, милая и добрая, хотя и немного ханжа — шесть полноценных сердечек. Кому же достанется наша драгоценность? А вариантов особых и нет: в пределах доступности только её двоюродный брат Александр Заозерский, да ещё тот самый Кристоф Сивардсен, убивший её деда.

В лето 1148 года киевляне в очередной раз пошли на штурм Чернигова, и в этот раз в тактике боя появилось что-то новенькое, а именно катапульты. Если раньше штурм начинался с тарана ворот, то теперь они катапультами разрушили стены («Стены рухнули. Теперь мы сами должны стоять стеной»), и лишь затем пошли на штурм. Отбиться нам удалось, но тенденция мне не нравится.

Зато Александр с армией добрался до Дерпта и вызвал на бой ярла Кристофа Свенсена. Боевой дух сражавшихся потрясает воображение: они предпочитают умереть чем сдастся в плен. Мы их даже не победили, просто завалили телами так, что они не могли пошевелиться, и победоносно (если жалкие остатки армии могут выглядеть победоносно) вошли в Дерпт. Интересно, что всего за три года, при непрерывной работе пяти моих священников-проповедников, они умудрились обратить в свою веру 30% населения провинции — вот же трусливые псы мои подданные! Которые, стоило им чуть прийти в себя после поражения, убили сразу двоих моих священников. Жалкие псы. Александр принял мудрое решение выехать из города, ну так, на всякий случай.

Вторая армия шведов продолжает хозяйничать в Варсинайс-Суоми: пожалуй, следующим этапом стоит бросить силы на захват этих северных областей, чтобы вдруг не получился нежданчик в виде пары стеков под стенами Новгорода. Только надо чуть отойти после вторжения шведов, практически обнулившего военные силы в западной части нашей державы.

Ну а в лето 1150 года вступил в силу Ганзейский союз — не столько союз городов, сколько союз торговых ассоциаций по берегам Балтийского моря. Торговля бизнес рискованный и опасный, и единственный способ защитить себя — объединиться в своего рода торговый профсоюз. В Ганзейский союз вошли:

  • Новгород;
  • Ревель;
  • Дерпт;
  • Турку;
  • Рига;
  • Висби;
  • Торунь;
  • Штеттин;
  • Гамбург;
  • Орхус;
  • Лунд;
  • Уппсала.

Не уверен, что стоит тратить ресурсы на их захват, как рекомендуют мои советники, но помнить о них безусловно стоит.


Глава 1   >   К оглавлению   >   Глава 3



Комментарии

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart