Глава 1. Становление новгородской государственности

13 августа 2016, 22:28 , , Александр Пятницын

Политическая карта мира на 1100 год.

Приграничье

Следует сказать и о Великом Новгороде, ибо древним был тот город. Во времена святых апостолов города тут еще не было, но там, где ныне Новгород, жили люди, которых называли славянами.
Волоколамский патерик

Стартовое географическое положение Великого Новгорода достаточно выгодное: с севера страна ограничена необитаемыми приполярными землями, что существенно облегчает жизнь и с самого старта позволяет разделить города на тыловые и приграничные. Интересно, что страна автоматически и сама собой разделяется по географическому признаку на две части: западную (Новгород и иже с ним) и восточную (Москва-Ярославль-Ростов).

На старте страна не имеет общих границ с другими игровыми фракциями; в то же время поблизости находится шесть вкусных нейтральных городов, которые относительно легко захватываются. На юго-западе это Псков, Полоцк и Смоленск; на юго-востоке, соответственно, удобно расположенный треугольник Москва-Ярославль-Ростов. Ростов практически сразу скриптово захватывается суздальцами, а вот за остальные пять городов есть прямой смысл побороться. Кроме того, Смоленск и Ростов впоследствии можно будет сделать опорными замками, в которых будут тренироваться элитные войска. В то же время, Псков с его портом и торговыми возможностями, учитывая наличие рядом расположенного Смоленска и относительно легко захватываемого Дерпта, логичнее сразу после взятия преобразовать в город.

Интересно, что по умолчанию Новгород и Суздаль находятся в союзе с Киевом, но не друг с другом.

Дальние земли

Посол показывает народу, к которому он послан, разум пославшего его. Ибо посол это глаз пославшего в том, чего сам он не увидит, и ухо посла услышит то, чего пославший его не слышит, и это язык его заочный.
Тайная Тайных

На старте наибольшими ресурсами обладают Византийская империя, Священная Римская империя и Сельджукский Султанат. Учитывая большое количество нейтральных областей, вряд ли стоит ждать от них в ближайшее время активной внешней политики.

Планы на будущее

На войну выйдя, не ленитесь, не полагайтесь на воевод; ни питью, ни еде не предавайтесь, ни спанью; сторожей сами наряживайте, и ночью, расставив стражу со всех сторон, около воинов ложитесь, а вставайте рано; а оружия не снимайте с себя второпях, не оглядевшись по лености, внезапно ведь человек погибает.
Поученье Владимира Мономаха

Собственно, все планы на ближайшие годы напрямую обуславливаются стартовыми географическими условиями: забрать все нейтральные города, до которых сможем дотянуться, организовать в них оборону, перехватить самые вкусные кусочки у соседних государств и постараться при этом с ними не пересечься. Наиболее приоритетные цели — Псков, Полоцк и Смоленск (который по своему географическому положению будет прекрасным опорным замком), следующие по важности — удачно расположенный треугольник Москва-Ярославль-Ростов.

* * *

Начало Большой Игры.Итак, на дворе стоит лето 1100 года от Рождества Христова, и Большая Игра началась. Невеликие имеющиеся в наличии силы были разделены на две примерно равные части: первую часть князь Давыд повёл на Полоцк, а княжич Святослав со второй половиной выдвинулся в направлении Пскова. Денег в казне пока (относительно) много, поэтому налоговая политика была ослаблена до минимума, с целью подстегнуть рост населения. Два имеющих посла отправились устанавливать дипломатические отношения с Литвой и половцами. Вообще говоря, логичнее было бы сначала установить отношения с Суздалем, но судя по карте, мне с ним придётся воевать за как минимум один из городов треугольника Москва-Ярославль-Ростов (что, кстати говоря, подтвердилось уже на следующем ходу: добравшиеся до Москвы шпионы выяснили, что она уже принесла присяга Суздалю). Воевода Судимир Гребенка отправился организовывать пограничную службу на восточных рубежах, то есть строить сторожевые башни.

Псковчане, увидев расположившиеся под стенами замка несколько жалких отрядов селян-общинников и крестьян с луками, решили, что справятся с нами играючи и сделали вылазку. Княжич Святослав принял бой и храброй кавалерийской атакой опрокинул порядки мятежников, убив их полководца. Это решило исход боя: Псков склонился перед нашей властью. В ходе битвы достойно проявил себя некий Остромир Тарусский, совсем молодой (всего 16 лет), но уже весьма сведущий в войне и начинающий командир. «Этот человек благородных кровей, и он не запятнает честь княжеской семьи», — решил князь Давыд и усыновил его. Впрочем, пока ему придется заниматься гораздо более скучной пограничной службой. Оставив в Пскове небольшой гарнизон для поддержания порядка, княжич Святослав выдвинулся на подмогу осаждающему Полоцк князю Давыду. В Новгороде в это время появился первый купец, а в княжеском семействе случилось прибавление, одновременно родились две дочки: Радослава у князя Давыда и Матрона у княжича Святослава.

Зима 1102 года выдалась сырой и снежной, и князь Давыд ухитрился подхватить пневмонию… и на этом неприятности не закончились: спешивший к нему на подмогу из Новгорода командир Пирогост во главе трёх отрядов чудских ополченцев решил, что своим умом жить лучше, и основал личный бандитский хуторок. Не вовремя, мягко говоря — но что делать? Князь Давыд, посчитав себя лично оскорблённым, со вторым (сохранившим верность) отрядом подкреплений отправился разбираться с разбойниками, а осаду Полоцка возглавил княжич Святослав.

Впрочем, дойти и примерно наказать дезертира князь так и не успел: разбойники, разминувшись с ним, прямым ходом рванули на деблокаду Полоцка и ударили в спину не ожидавшему этого Святославу (видимо, корни измены лежали гораздо глубже, чем показалось на первый взгляд). Пришлось принимать бой. Княжич показал себя более чем достойно, и поле боя осталось за нами, равно как и город. А Владимира Старкова, командира одного из отрядов, спасшего ситуацию в самый критический момент, Святослав на радостях сделал своим приёмным сыном. От других людей его отличали верность и в то же время бесчеловечность, а также явные администраторские способности. Ну а князю Давыду, опоздавшему и туда и сюда, осталось только пожинать лавры, в то время как княжич Святослав после короткого отдыха в Полоцке уже готовится двинуть отряды на Смоленск.

В лето 1104 года казна не выдержала груза нашей агрессивной внешней политики и начала складываться внутрь; налоговую политику пришлось пересмотреть. И опять, согласно поговорке «беда не ходит одна», не повезло и в другой области: воевода Судимир Гребенка оказался предателем и увел подчинявшиеся ему отряды в леса. Интересно, с чего бы? Обиделся, что в семью приняли двоих случайных людей, а для него место не нашлось? Что ж, каждый выбирает по себе: Остромир Тарусский дождался подхода подкреплений из Белоозера и решил его проблему, скажем так, кардинально.

Летом 1106 года был заключён первый торговый договор в истории молодого русского государства: послы добрались до Польши и убедили польского князя, что торговать выгоднее, чем воевать. Сведениями об окружающих землях они, правда, поделиться отказались (точнее, согласились, но за 550 монет за 18 лет — это всего 9 900 монет! — и были закономерно посланы нафик. Вообще, забавно: сведения о карте в этом моде купить нереально, целые провинции могут стоить дешевле, чем туманные слухи об окружающих землях).

После непродолжительной осады княжич Святослав пошёл на штурм Смоленска — авантюра, конечно, но выбора особого нет: если сейчас потерять темп, то после за те же задачи придётся платить гораздо большую цену кровью. Штурм был тяжелейшим, но всё-таки мы победили, и эта победа прольётся бальзамом на наши раны.

Геополитическая интерлюдия

Паче же всего гордости не имейте в сердце и в уме, но скажем: смертны мы, сегодня живы, а завтра в гробу; все это, что ты нам дал, не наше, но твое, поручил нам это на немного дней.
Поученье Владимира Мономаха

Захват Смоленска завершил первый этап наших стратегических планов, и встала задача, куда податься дальше. Есть два возможных направления для дальнейшей экспансии:

  • Северо-западное направление: Дерпт-Ревель (и, соответственно, Турку с Сале);
  • Восточное направление: треугольник Москва-Ярославль-Ростов.

Два направления для дальнейшей экспансии. Неверный выбор может оказаться фатальным.Если верить разведке, Москва с Ростовом почти пустые, зато в Ярославле полстека, причём с фирменными конными стрелками, которым мне противопоставить нечего (в атаке, по крайней мере). Москва вкуснее. Но Дерпт безопаснее. А неверный выбор может оказаться фатальным — ну или, как минимум, значительно осложнит дальнейшее развитие молодого новгородского государства.

Впрочем, у меня в любом случае ещё три-четыре года на раздумья, пока не отстроятся войска — или не появятся деньги на наёмников.

* * *

Как и следовало ожидать, жадность (и желание занять более выгодное геостратегическое положение) победила: в лето 1110 года большая часть наличных войск выдвинулась в направлении Москвы; очень кстати пришлись наёмники-копейщики. Княжич Святослав подобрал ещё одного достойного сироту, Милослава Курского, и усыновил — неплохой для своих шестнадцати лет воин, бесстрашный и доблестный. У него хобби такое, что ли, усыновлять всяких разных? Возможно, с достижением совершеннолетия его младшего брата, Изяслава Новгородского, он немного успокоится? Не лучший представитель семьи, конечно — пошлый, недооценивающий чувства… но — что есть.

Наши лазутчики открыли ворота Москвы, так что обошлось даже без постройки осадных машин. Кроме того, нам удалось выманить и убить в честном бою командующего обороной Изяслава Доможирова, после чего штурм превратился в избиение. Собственно говоря, даже не пришлось вводить в бой наёмных мечников.

Зато совсем рядом половцы заняли бесхозный Ярославль, а с другой стороны нашего маленького государства на территории Псковщины были замечены литовские войска под командованием умелого генерала. Кроме того, разведка донесла, что другой литовский генерал ведёт осаду Дерпта — были опасения, что Дерпт с его важным геостратегическим положением у меня перехватят, но обошлось: готландцы отбились.

Зимой 1113 года был объявлен крестовый поход на Багдад. Меня это не касается, но всё равно приятно, когда одни твои потенциальные враги убивают других потенциальных врагов. В ту же зиму Остромир встретил на марше войско суздальцев и, несмотря на сложные погодные условия (метель, буран) разбил их. В Новгороде закладывается первый государственный порт. А на западе, на радостях от удачно идущей военной кампании, потихоньку начались приготовления к вторжению в Готланд. В частности, в провинцию был организован десант из четырёх священников, обращать туземцев в истинную православную веру. Войск вообще говоря мало, так что приходится показывать чудеса тактики. Постепенно формируется и разведывательная служба: в приграничные города засылаются шпионы, которые докладывают о любой подозрительной активности и дают пару лет на подготовку к вероятному военному вторжению. В частности, половцы очень подозрительно ввели войска на территорию Московии; осаждающему Ростов Остромиру приходится вполглаза посматривать на Москву, чтобы если что успеть примчаться на выручку.

Летом 1116 года достигли брачного возраста сразу две принцессы: Матрона Высокомерная, дочь княжича Святослава — очаровательная, бесстрашная, горячая, но зато высокомерная, и Радослава Страстная — надёжная, суровая, и одновременно страстная, дочь князя Давыда. Пора искать женихов этим красавицам! Впрочем… Радослава сразу сказала: мне не нужен никто, я люблю одного лишь Милослава Курского, своего приёмного племянника, и никто кроме него мне не мил. И либо я выйду замуж за него, либо уйду в монастырь. Ну что ж, девичьему сердцу не прикажешь… и Радослава отправилась в Белоозеро к будущему мужу. Зато Матрона, послушная отчей воле, отправилась искать свежую иностранную кровь беспрекословно. Вроде бы у литовцев и киевлян достойные молодые люди были…

Ростов был взят штурмом в лето 1118 года: там было-то всего два отряда пехоты и два отряда конницы, причём один из них возглавлял то ли князь, то ли наследник Владимиро-Суздальского княжества. Потери оказались существенные, но в общем и целом как для штурма приемлемые. И в то же лето поступили вести о войне с половцами: вероломно напав на Владимира Старкова на границе между Белоозером и Москвой, при переправе через один из притоков Волги, они даже не брали его в плен, просто убили в бою. Вечная память. Что ж, зато теперь у меня не будет угрызений совести, когда я буду атаковать Ярославль… и нарисовалась потенциальная проблема с совершенно незащищённым Белоозером.

Впрочем, где проблема, а где и удача: суздальцы очень вовремя прислали дипломата с мольбой о мире, и я с удовольствием удовлетворил их просьбу: всё что хотел, я у них взял, идти дальше вглубь их территории значит сильно рисковать, а так я могу со спокойной душой бросить наличные войска против половцев.

Повезло и на личном фронте: Матрона ухитрилась окольцевать некоего Стексиса, молодого литовского дворянина. Коренного литовца, энергичного, сведущего в земледелии, абстрактно мыслящего, и при этом неплохого для своих лет военного командира. Правда, злые языки говорят, что выбрала она его совсем из-за другого его качества — большого, так сказать, достоинства, но мы не будем им верить.

Радослава таки вышла замуж за Милослава, а тот вместо свадебной ночи атаковал одну из армий половцев. Битва состоялась на переправе через один из притоков Волги. Сначала своё слово сказали лучники, а затем, когда стрелы иссякли, разговор продолжила пехота. Не сказать чтобы победа далась легко, но поле боя осталось за нами.

Крестовый поход на Багдад удался.Багдад на удивление покорно склонился перед оружием христианских рыцарей; причём, что забавно, право управлять им выторговала себе Польша. Не думаю, что заморский анклав, окружённый со всех сторон врагами, принесёт ей хоть что-нибудь кроме неприятностей и больших расходов…

Один из наших лазутчиков сумел проникнуть в Дерпт, и оказалось, что замок защищает не просто какой-то безымянный командир, а сам Бьорн Биргенсен, талантливый военачальник с примесью настоящей княжеской крови. Причём ему удалось привлечь на свою сторону несколько отрядов прусских топорников, разбойников-викингов, многочисленное копейное ополчение, а также целых три отряда прусской конницы. И уже было выдвинувшемуся в сторону Дерпта княжичу Святославу пришлось возвращаться обратно несолоно хлебавши.

На востоке продолжается война с половцами; Милослав разбивает их снова и снова, но войска наши тают с катастрофической скоростью. Например, Ярославль нам брать уже нечем — или Москву с Ростовом тогда вообще без защиты оставляю. Одна надежда на наёмников: у нас их уже больше, чем «родных» войск. Хорошо хоть казна (пока) позволяет такие траты.

Студёной зимой 1121 года от обострения пневмонии умер князь Давыд. Новым предполагаемым наследником стал приёмный сын Милослав Курский: Радослава определённо знала, за кого стоит выходить замуж. В честь этого знаменательного события Милослав с армией, практически полностью состоящей из наёмников, выдвинулся на Ярославль.

А летом 1122 года Киев без объявления войны вероломно напал на Смоленск. Что ж, да здравствует очередная война. Едва-едва оклемавшийся после долгой дороги литовец Стексис в спешном порядке отправился на помощь осаждённому замку, Святослав с войском, усиленным наёмниками, выдвинулся на Дерпт (тем более что священники довели религиозную поддержку населения до 49%), а княжич Милослав осадил Ярославль. Вытянем ли мы войну на три фронта? Скоро узнаем…

В тот же год на наших землях был казнён первый еретик… и тренирован первый убийца. Этот год можно считать датой основания службы контрразведки и имперской безопасности.

А следующей зимой половцы осадили Москву, а близ Белоозера появилась какая-то разбойничья армия — было бы ещё кому ей заняться…

Милослав пошёл на штурм Ярославля и взял его: половцы, конечно, сильно испортили его своим язычеством, но всё равно православных в провинции почти половина, так что оставшиеся быстро вернутся в лоно истинной церкви. После штурма Милослав, оставив пехоту охранять порядок, во главе нескольких наёмных конных отрядов ринулся на деблокаду Москвы и обратил противника в бегство практически одним своим появлением; пленники были казнены, во избежание.

Ну а князь Святослав подошёл к Дерпту. Вовремя засланный лазутчик открыл ворота, и войско сразу с марша пошло на штурм. Бой был тяжелейшим. Противник поступил очень грамотно: сначала позволил моим войскам перемолоть свои лёгкие части, измотал их, а потом ударил конницей. Как мы бежали! Лишь вступивший в бой резерв из мечников (тяжёлой наёмной пехоты) смог остановить победный бег их конницы. И лишь вступление в бой отряда самого князя смогло переломить ход битвы в нашу пользу. Всего один шаг отделял нас от гибели, но милосердный Господь даровал нам победу! Хотя потери, конечно, гораздо больше, чем мы могли бы себе позволить. Впрочем, Дерпт со своим удобным стратегическим положением теперь наш, а это главное. На очереди — Ревель.

Хотя думать пока приходится не о Ревеле: половцы осадили одновременно Ярославль и Белоозеро, а киевляне подстерегли Остромира Тарусского во время организации пограничной службы в свежезавоёванной Ростовской области, и осадили сам Ростов. В Дерпте в ходе беспорядков заживо сожгли нашего священника. Впрочем, были и хорошие вести: в ходе штурма Смоленска удачная кавалерийская вылазка Изяслава позволила убить киевского полководца, что даровало нам победу, а княжич Милослав сделал удачную вылазку из Ярославля, после чего успешно деблокировал Ростов.

Главный вопрос, будет ли нам так везти и дальше?


Введение   >   К оглавлению   >   Глава 2



Комментарии

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart