Майкоп: туда и обратно. Адвенчура с элементами epic fail

10 октября 2010, 23:54 , , Александр Пятницын

Лето в этом году выдалось необычайно жаркое (под сорок градусов в тени при полном отсутствии дождей — хотя я и привык к нашему резко континентальному климату, но такие цифры мне всё-таки кажутся чрезмерными), и я с самого начала активно раздумывал над тем, куда бы свалить из города подальше. И тут очень кстати Витя Лойко предложил ещё раз сходить в поход. Сначала я этот вариант не рассматривал — поход предполагалось превратить в летний лагерь-аналог Селигера, но что-то у Вити не заладилось, и в конце концов решили повторить поход в прошлогоднем формате, только по другому маршруту. И на него я согласился сразу же: пеший переход по горам — то, что доктор прописал, фигурально выражаясь Улыбайтесь! Вам идёт! :).

И вот, после нескольких общих собраний (в отличие от прошлого года — продуктивных), маршрут и формат утверждены, дата выезда назначена, билеты куплены (как и в прошлом году, билеты туда и обратно покупались заранее, но даже несмотря на это пришлось ехать двумя группами: банально не было билетов на поезд на нужное число, а ждать их появления за день-два до отъезда не хотелось — мало ли что?), всё решено… и тут неожиданно возникло осложнение в виде военных сборов. Дело в том, что теоретически у нас военные сборы должны были проходить до шестого августа, а выезжали из Саратова мы, дай бог памяти, третьего, и таким образом получилось некоторое временное несоответствие. Но, потрепав немножко нервы, всё благополучно разрешилось — аттестационный экзамен прошёл в середине июля, и потом нас отпустили на все четыре стороны с напутствием «официально вы сейчас на сборах, так что если что натворите — не вздумайте попасться».

И вот уже сдан экзамен по практике, доделаны все неотложные дела, а мы с Илюхой идём по перрону… и в романтику дальних странствий сразу грубо вмешивается суровая реальность: идти под жарким летним солнцем с пятнадцатикилограммовыми рюкзаками, когда температура воздуха за тридцать, а снизу идёт жар от нагретого и почти готового расплавиться асфальта — мягко говоря неприкольно. Когда мы зашли наконец в вагон, нас можно было просто выжимать, и запас сока из расчёт пять литров на человека уже не казался мне таким уж большим.

Но и тут нас поджидал сюрприз: вагон оказался с кондиционером! В таком классном вагоне я ехал первый раз: новый, красивый, охлаждаемый (даже слишком: ночью из кондиционера так дуло, что пришлось затыкать дырки выданными полотенцами), да ещё и с биотуалетом, которым можно было пользоваться на стоянках! О биотуалете надо сказать отдельно: в моём неокрепшем сознании он оставил необычайно яркое впечатление. Чистый, белый, красивый, а вместо педальки — кнопка, включающая насос: унитаз просто всасывает в себя содержимое, причём с таким страшным звуком, что если бы нас заранее не предупредили, я бы точно испугался. Пожалуй, единственное, чего на нём не хватало, так это мерных делений для подсчёта диуреза Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Если не считать таких натуралистических подробностей, то больше поездка ничем особенным не запомнилась. Сначала долго говорили о медицине (о чём же ещё можно говорить, если в одном месте собралось целых пять медиков), потом перешли на разговоры за жизнь… и вот уже незаметно настал вечер.

А на следующее утро мы уже приехали на вокзал, погрузились в знакомый автобус, и мимо всё тех же подсолнуховых полей поехали в Майкоп, в котором нас встретил и проводил до «Ошада» уже знакомый Серёга. И даже Барсик оказался жив и так же бодро брехал при нашем внезапном появлении. В общем, стойкое ощущение deja vu не покидало ни на минуту. Как и после, когда, оставив вещи в «Ошаде», мы отправились гулять по городу. Майкоп совсем не изменился: такой же зелёный и одноэтажный, а молочные коктейли в «Дышепсе» такие же вкусные. Я составил компанию Мише и Кате, и прогулялся с ними к бассейну. Правда, искупаться в нём меня они так и не уговорили — всё-таки грязноватым он мне показался. А ещё в нём плавает живность: я лично видел одного маленького ужика Улыбайтесь! Вам идёт! :).

А потом мы все вместе гуляли по парку, глазели на наполовину разобранные аттракционы, и пытались абстрагироваться от добравшейся и до Адыгеи жары. А когда ожидаемо наступил вечер, пришла пора возвращаться в гостиницу, и здороваться с остальной частью компании, которая приехала днём раньше и собралась на экскурсию куда-то на водопады. И оказалось, что в итоге нас пойдёт семнадцать человек: Люда в последний момент отказалась по личным причинам, а Маринка Магомедова вообще не приехала. Самыми стойкими оказались Михаил Аристарин, Фаина Бахтеева, Вячеслав Бочарников, Екатерина Веселова, Михаил Денисов, Илья Евсеев, Юрий Жогло, Дмитрий Ильин, Евгений Коробов, Михаил Лазарев, Виктор Лойко, Сергей Лойко, Анастасия Лопатникова, Александр Пятницын, Александр Резанов и Вита Харламова. И, разумеется, проводник — Сергей Павлович Белоусов. Традиционное общее собрание завершилось такой же традиционной проверкой вещмешков — Витя провёл ревизию вещей согласно списку (в этом году, в связи с определёнными событиями прошлого года, в список входили свисток и зажигалка), и распределением продуктов: на этот раз каждый пакет был заботливо заранее подписан, и, кажется, был даже тяжелее, чем в прошлом году. И объёмнее: пакетиков анакома в этот раз явно было больше.

В этом году было всего три «новичка» — Миша Лазарев, Миша Денисов и Вита Харламова; зато многие старые знакомые, не раз ходившие по горам, в этом году по разным причинам пойти не смогли. Впрочем, Люда и Лена приехали в Майкоп поддержать нас морально Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Маршрут предполагал круг по горам и по заповеднику, с подъёмом вдоль русла реки Большая Лаба и Блыбь, с возвращением обратно в Майкоп.

Поспать перед выходом, как всегда, не удалось: выезд был назначен на 5:30 утра, что автоматически означало подъём в 4:30. Миша Аристарин блестяще выполнил роль будильника, и в полшестого утра семнадцать сонных человек загрузились в подошедший ПАЗик — в отличие от прошлого раза, поместились все и сразу, и ещё оставалась куча свободного места. Несмотря на «аномальную жару», ранним утром (или поздней ночью, это как посмотреть) было довольно прохладно, и пришлось утепляться в куртки и берцы. А за три часа пути даже удалось немножко подремать и относительно выспаться.

Автобусная часть пути чуть было не прервалась перед деревянным мостиком — водитель посчитал его слишком хрупким для своего ПАЗика, но смело проехавший по нему на скорости камаз-лесовоз помог нам убедить его, что уж автобус-то мост выдержит.

Камазинг — вот так мы и ехали в горы. Ощущений — море. Стоимость аттракциона сто рублей.Правда, далеко от моста мы всё равно не уехали: дорога становилась всё хуже и хуже, и в конце концов везти нас дальше водитель отказался. Идея топать дальше пешком энтузиазма не вызвала, поэтому, немножко подождав и поспорив, с молчаливого согласия Вити мы договорились с шофёром на камазе-лесовозе. Об этом неординарном средстве перевозки туристов нужно сказать особо: камаз, приспособленный для перевозки леса — это такой здоровенный прицеп, на котором торчит вертикально несколько стальных стоек. Внутрь укладываются дрова, и обвязываются тросами, чтобы не разлетелись по дороге. Примерно так поступили и мы: собрали с туриста по верёвке, привязали их к стойкам, пропустили через лямки рюкзаков, девчонок посадили в кабину, а сами уселись в кузов, сверху на рюкзаки. И — поехали. Надо сказать, что поговорка «осторожней, не дрова везёшь» в нашем случае приобрела особый смысл Улыбайтесь! Вам идёт! :). Когда водитель забывал, что идёт не совсем «пустой», и разгонялся до обычных для него сорока-шестидесяти километров в час, становилось достаточно весело. Но и без того было прикольно: машину трясёт, мы в кузове прыгаем, а впередистоящие ещё и уклоняются от прилетающих спереди веток, одновременно пытаясь не выпасть на ходу. И как будто этого мало, горы добавляют ещё один элемент экстрима: дорога идёт по склону горы, слева — почти отвесная стена, справа — почти отвесный обрыв, по обе стороны растут чудом цепляющиеся за камни деревья, а где-то метрах в пятидесяти внизу весело шумит быстрая горная речка. По пути обогнали немало «нив», «уазиков» и других «внедорожников» — забавно, эти легковушки еле ползут, а на «камазе» только педаль газа посильнее нажми, и уже полпути позади. А когда уже начали слегка уставать, как бы в рамках кульминации прогрохотали по узкому деревянному мосту (заглянув за борт машины, можно было прямо под собой увидеть бушующую реку) и остановились — добрались до пункта назначения. Пожалуй, эта поездка — один из самых ярких моментов похода: таких ярких впечатлений у меня ещё не было. И стоимость часа удовольствия всего лишь чуть больше ста рублей на человека Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Остановились на полянке на обочине, перекусили, посмотрели как собирается Палыч (как он достаёт сначала одни носки, потом другие, они склеились, он их рвёт-рвёт, потом не выдерживает и кусает, вынимает гетры, с видом фокусника вытаскивает подряд три разных полотенчика для лица, примеряет новые штаны-бриджи… пожалуй, он один из немногих проводников, тщательно пестующих в себе таланты актёра.

...я бреду по бездорожью...Но вот наконец все морально подготовились, взвалили на плечи рюкзаки и пошли. И тут сразу стало понятно, что дорога, и вообще поход, в этот раз будет сильно отличаться от похода прошлого года: с самого начала мы пошли даже не по тропе, по месту, которое считали тропой — вверх вдоль русла реки, а если быть честным, то просто по самому руслу. Где вброд, где в обход, где ползя на карачках, где прыгая с камня на камень… на фотографии очень чётко представлен наш, так сказать, путь: намётки тропы, место, где тропа теряется, и Сергей Павлович на полчасика застывает в нерешительности или уходит на разведку искать дорогу, и много-много нехоженых камней вокруг.

Тут надо сделать небольшое историческое отступление: дело в том, что по словам Сергея Павловича, в последний раз он был в этих краях в 2001 году. А в году 2002 (может быть, помните?) на Кавказе случилось большое наводнение, когда целые турбазы косяками уплывали в море, а людей снимали с тонущих домов вертолётами МЧС, и ущелье преобразилось до неузнаваемости. Один раз мы проходили мимо полузасыпанного песком и камнями обломка какой-то стальной балки с примотанным к ней обрывком стального троса — предположительно это были остатки моста. В свете этой информации, становится понятнее, почему наш поход завершился так неожиданно.

Но покончим с историей, и вернёмся к настоящему. Подумав и покумекав, Палыч выдал ещё одну крылатую фразу: «видите во-он тот просвет?» (показывает на какую-то едва заметную ямочку между двух вершин) «значится так, нам туда». И мы, окрылённые, пошли вперёд. Часть сильных и быстрых шустро умотали вперёд, лишь иногда возвращаясь назад и оглядываясь на нас, а остальные не столь быстрые (или просто уже имеющие опыт), в том числе и я, потихоньку плелись следом. Тут нужно сделать ещё одно историческое отступление: в нашей туристгруппе действует забавное правило, по которому проводник идёт самый последний. И в прошлом году неоднократно было так, что впередиидущие быстро уходили куда-то не туда, а потом приходил Палыч, говорил, что идти, оказывается, нужно в совсем другую сторону, и им приходилось возвращаться. Приняв во внимание этот печальный опыт, и трезво оценивая свои физические возможности, я старался держаться поближе к проводнику.

Дорога продолжала оставаться неудобной, и с каждым пройденным метром становилась всё хуже и хуже. Несколько раз приходилось переправляться вброд — сначала после такого останавливались, выливали воду из берцев и выжимали носки (не выход, но всё же), а потом даже перестали обращать на это внимание. А Михал Саныч, даром что начмед, вместо брода в одном месте решил перепрыгнуть речку по камням, упал, утопил рацию и подвывихнул палец — благо что обошлось всё малой кровью и подмоченной репутацией.

Тем более, что появилась и более насущная проблема: чем дальше мы шли, тем яснее становилось, что мы со второй группой умудрились… ну, не разминуться, но сильно разойтись в пространстве и времени. Последний раз мы виделись с ними около часа дня, наблюдали мельком за поворотом реки, и с тез пор всё шли и шли вперёд без остановки.

А чем дальше в лес, тем хуже дорога. В одном месте пришлось спускаться по оползню — склон градусов под семьдесят, осыпается, из него торчат какие-то редкие кустики… и — что самое неприятное — альтернативы ему нет: другие пути ещё хуже. Выстроились в живую цепочку, сначала спустили рюкзаки, потом девчонок, потом сами, кое-как разместились на маленькой каменистой отмели (из тех, на которых девять человек помещаются с трудом и стараются не делать лишних телодвижений, во избежание), и начали думать, что делать дальше. Я это правило не соблюдал, и попал под горячую руку Кате (не так всё страшно на самом деле: просто она потеряла равновесия, а я оказался слишком близко), и в итоге получил по носу, и потом до конца похода щеголял с пластырем на переносице. Там и провели некоторое время, решая, что делать дальше. Время восьмой час, темнеет, холодает, первой группы не видно и вообще непонятно где они, дороги нет, подходящего места под стоянку тоже не наблюдается, слева и справа — крутые склоны, на которые забираться придётся определённо долго, и не факт, что там наверху что-то будет… судили и рядили долго, в конце концов решили встать на стоянку, с тем чтобы на следующий день со свежими силами продолжить поход и поиски. Отправили разведчиков, те походили по окрестностям, вернулись и доложили, что вокруг так же плохо как здесь, но чуть подальше есть относительно ровная отмель, на которой можно расположиться на ночь. На неё и пошли. Последний рывок по пояс в воде, и вот мы уже на берегу, быстренько раскрываем рюкзаки и переодеваемся в сухое и тёплое.

Лагерь в первую ночь — честно пытались уместиться на небольшом пятачке песочка. Впрочем, было не так плохо, как могло бы быть =).Отмель была действительно маленькая, но относительно ровная, и — огромный плюс в нашем положении! — на ней была небольшая площадочка, засыпанная песком, почти без крупных камней. О «горном» песке нужно сказать особо: это не тот мягкий жёлтый (хотя он от грязи почти серый) песок, как на нашем пляже посреди Волги; горный песок из гранитной крошки — серовато-коричневый, плотный, тяжёлый, колючий, и на солнце сверкает множеством маленьких искорок, кристалликов слюды. Вот на нём и решили устроиться на ночлег. Места под палатки не было — наложили просто пенки друг на друга в несколько слоёв, чтобы помягче было, а сверху кинули спальники. Мне выпало место с краю — и надо сказать, что это был едва ли не лучший выбор: конечно, немножко жестковато, и приходилось поворочаться, пока удавалось найти такое положение тела, при котором ни один камень не впивался в бок или спину, но зато было достаточно тепло, и в то же время не очень тесно. Была, правда, определённая опасность, что ночью где-нибудь выше по течению пройдёт дождь и нас слегка подтопит (или просто снесёт в море), но посмотрев на небо и на окружающие нас скалы, этой опасностью решили пренебречь: проблемы нужно решать по мере их появления.

Впрочем, Сергей Павлович традиционно спал отдельно, а Михал Саныч выбрал себе укромное местечко под подмытым берегом — и тепло, и сухо, и ветра нет, и даже мухи не кусали; разве что ночью кто-то возился сверху и отражал глазами свет фонарика.

А перед тем как лечь спать, мы пообедали (наскоро сварили пшённую кашу, и запили чайком со спиртом). Вообще, надо сказать, что на группы мы разделились очень удачно: у каждой группы был котелок, топорик, запас еды, и вообще, если бы не рудиментарная ответственность за этих потерявшихся оболтусов, можно было бы продолжать поход абсолютно автономно Улыбайтесь! Вам идёт! :). Поскольку проводник был с нами, я твёрдо уверен, что потерялись они, а не мы! ∧_∧

Горы. Жаль, плохо получаются — не так оптика...Утро вечера мудренее не оказалось, что делать, было по-прежнему непонятно, и ночные посиделки Сергея Павловича и Михаила Александровича вопрос прояснить не смогли. Хотя, в принципе, вариантов было немного: можно было идти дальше вверх по реке, надеясь, что в первой группе всё же не совсем идиоты идут и догадаются подождать отставших нас (минусы: мы с ними могли уже разминуться, или же они могли уйти куда-нибудь от реки), оставаться на месте и ждать, пока первые не найдут уже нас (те же самые минусы), или спускаться назад к начальной точке маршрута и ждать уже там (что ещё хуже). Ну или был ещё вариант продолжать, так сказать, автономное плавание, но он с молчаливого согласия вообще не обсуждался. В общем, пошли дальше. Опять перешли через реку, влезли на склон по крутой осыпи (ради разнообразия не песчаной, а каменистой), долго-долго шли по склону вверх, и в конце концов вышли на край ущелья. Осмотрелись, никого не увидели, решили вернуться к реке. Опять шли довольно долго, стараясь не удаляться от воды, и в конце концов в одном месте обнаружили стоянку наших — фантики из-под конфет, кусочки лапши и недокуренные сигареты. И стало понятно, что шли мы в правильном направлении. Правда, хотя следы и были, самих людей по-прежнему не было, и несколько раз приходилось отправлять разведчиков — осмотреть дорогу и решить, куда идти дальше. В конце концов, мы взобрались вверх по склону до какой-то маленькой полянки по едва заметной (и, скорее всего, звериной) тропке, и решили, что дальше так нельзя: встали почти что лагерем, а трое самых смелых (хотя я подозреваю, что отбор производился по принципу уже имеющих походный опыт, но будем считать, что смелых) — пошли обратно к реке искать пропащих. И почти сразу нашли их: они без рюкзаков шли вдоль берега реки за нами, в расчёте на помощь. Ну а дальше было уже дело техники: подождав ещё немного (пока народ сходил за рюкзаками, собрался, вернулся и воссоединился; всего часа полтора, не больше), мы обменялись впечатлениями, порадовались, что все живы-здоровы, и пошли дальше. «Товарищ! Уходя вперёд, не забывай оглядываться, и смотреть, а идёт ли кто-нибудь за тобой!», копирайт Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Кстати, надо отметить, что свистки, на самом деле — несмотря на моё к ним скептическое отношение в начале похода — по-настоящему пригодились: высокие звуки в горах доносятся на гораздо большем расстоянии, чем голос.

Лопухи в рост человека... и выше!Дорога уже привычно не радовала: тропа то терялась, то находилась, то мы принимали за тропу случайные проплешины в растительности… в нескольких местах пришлось пробиваться через лопухи — вы можете представить себе лопух больше человеческого роста? Я теперь могу. Они такие огромные, что даже не ломаются, приходится буквально прорубаться через них: срезать под корень, а на те, что поменьше, наступать, представляя, что давишь злейшего врага. Первый идущий, кстати, принимает своего рода холодный душ: листья в росе все, да ещё и дождик сверху периодически начинает накрапывать… зато тому, кто идёт последний, хорошо: тропа уже утоптана, и вообще кайф. Сергей Павлович дорогу по-прежнему не узнаёт, идём практически по солнцу и звёздам. Где-то лезем наверх по осыпающейся земле, цепляясь за корни, где-то наоборот чуть ли не кубарем катимся вниз. В одном месте делали привал на склоне — чуть не покалечились: неудачно наступили на большой камень, и тот покатился на нижеидущих; слава богу обошлось. Вода постепенно кончается — ручейки пересохли все…

На севере диком... растёт одиноко... пихта! Наша вторая стоянка. Лопухи и другая трава вытаптываются, и поверх ставится палатка.В конце концов, вышли к большой поляне с одиноко растущей пихтой и каким-то засохшим деревом — одной из контрольных точек. Там и расположились. Сначала вытоптали себе площадку под палатки (в прямом смысле слова «вытоптали» — примяли лопухи и остальную зелёнку), расставились, развели костёр, сходили за водой к ручейку… даже осталось время посидеть и поговорить у костра. Ориентируясь, видимо, на предыдущий поход, Витя наварил гораздо больше, чем нужно — даже в походе, даже после тяжёлого перехода мы были не в состоянии съесть четвёртую миску каши Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Вид на полянку-стоянку. ...в траве сидел кузнечик...

Спали без особых происшествий, если не считать очень кусачего мелкого гнуса (укусы чесались просто жутко и прошли только через месяц), а на следующий день опять нужно было лезть вверх, всё выше и выше. Палыч с вечера, как всегда, рассчитывал встать в 5:30 и в 7:00 уже быть в пути… но — опять же как всегда — рюкзаки мы на себя надели только в 9:00. И — вперёд. Сначала шли вдоль реки с говорящим названием Блыбь, потом свернули чуть в сторону. Часто останавливались прямо на склоне и отдыхали, пока Палыч искал дорогу — тропы так и не нашли, топали, скорее всего, по звериной.

«Видите во-он ту дырочку? Нам туда». (с) Или сюда.

Лучше всего идти последним — идёшь уже как бы по нормальной тропе...Привал.Карабкаемся по крутому склону, продираясь сквозь крапиву (привет берцам и длинным штанам!), и верим, что проводник всё-таки знает, куда нас вести. Цеплялись за каждый куст буквально. В одном месте почти наткнулись на дохлого медведя — вернее, медвежонка: кто-то (ещё один медведь?) распорол ему живот. Несколько раз почти вляпывались в продукты, так сказать, жизнедеятельности, и на всякий случай активно использовали табельные свистки.

Ещё один привал.Субальпика начинается — значит, скоро пройдём границу 2400 метров.А к полудню наконец-то дошли до границы субальпики, и, разумеется, пошли дальше. Складывается чёткое впечатление, что растительность в горах состоит только из колючек и рододендронов с редкими вкраплениями крапивы, в которых мы и прикорнули минут на сорок, пока Палыч пытался понять, куда он нас завёл, и что теперь делать. То есть, он как проводник ушёл разведывать дорогу, а мы легли где стояли, а поскольку не было его довольно долго, то постепенно задремали — на жаре, на солнце, да ещё на высоте, это определённо была не самая лучшая идея. Кто не сообразил накрыться, тот перегрелся или обгорел — не пострадавших не оказалось.

Но вот наконец маршрут выбран, и мы с неохотой взваливаем рюкзаки на многострадальные плечи и топаем дальше.

Субальпика начинается — значит, скоро пройдём границу 2400 метров. Мы лезли по этому склону...
...и любовались такими видами... ...а потом оглядывались назад...

Привал и встреча с местными жителями — егерем. P.S.: Горизонт НЕ завален ;-).В конце концов, после неимоверных усилий, дошли до одинокой сосны на склоне, и буквально свалились под неё в тенёчек. Часть народу (самые шустрые) ушла вперёд, и, судя по редким крикам, нашла воду, а мы же повстречались с аборигеном — местным егерем на коняшке по имени Анзор. Он спросил нас, кто мы и откуда, традиционно удивился, когда ему предложили поговорить с проводником, который у нас идёт позади всех, потом рассказал, что собирает своих разбежавшихся лошадей, и в конце концов сообщил, что мы идём не туда. Впрочем, Палыч ему не поверил, и мы мирно разошлись. А потом, собравшись с силами, совершили последний марш-бросок до воды и устроили привал.

Акробаты в обеденном перерыве. Оказывается, с хлебом можно съесть даже такую гадость, как паштет из печени птицы — почти полную банку =).Да, вот в таких условиях у нас привал и проходил. Горы — такая особая местность, в которой начисто отсутствуют горизонтальные поверхности. А паштет из печени птицы, надо сказать, — редкая гадость, даже похуже прошлогодней кильки, но с хлебом съесть можно всё.

Ну а собравшись с силами, мы снова пошли наверх. Без дороги, без всего, просто по склону. Кто-то шёл серпантином, кто-то зигзагом, кто-то просто лез вверх как трактор… но и первым, и вторым, и третьим это далось нелегко.

Вверх, только вверх. Зелёные склоны...

Нам — туда :-).Надо сказать, этот подъём дался мне очень нелегко. Полное бездорожье, достаточно приличный градус уклона, рюкзак за плечами… солнышка уже почти не было — дело к вечеру, да и тучки периодически набегали — но сознание того, что ты идёшь, идёшь, идёшь, целый час топаешь, а эта чёртова вершина не приблизилась даже на сантиметр, никак не способствовало хорошему душевному самочувствию.

Интересно, что в горах полно насекомых — мухи, какие-то жужжалки типа пчёл, кузнечики, саранча — но нет ни одной бабочки, а все остальные летают (и прыгают) очень недалеко и низко, буквально на два-три десятка сантиметров. Боятся, что их подхватит вечный горный ветер и унесёт из родных гор неизвестно куда?

Ждём последних на безымянном перевале...Но вот всё наконец-то позади, и мы добрались до вершины перевала. Лучшее время — один час; худшее — два часа тридцать минут. А когда потом сверху посмотрели, оказалось, что прошли-то сущую мелочь: вон та полянка, на которой мы ночевали, прямо под ногами, рукою подать… На самой вершине — ветер, буквально сдувает, но достаточно спуститься на десять метров вниз по склону (на «ту» или «эту» сторону) — и уже терпимо и комфортно. Уютно утроившись под защитой большого камня (который, кстати, и от начавшего накрапывать дождика защищал), мы перекусил (те, кто может есть сухой анаком; остальные обошлись) и принялись наблюдать, как к нам потихоньку подъезжают аборигены на лошадках.

Добрались! Можно и посидеть отдохнуть на скале... Мы пришли отсюда.

Впрочем, лошадка — не ноги, и не прошло и пяти минут, как мы уже встретились сразу с двумя старыми знакомцами — Анзором (который встретил нас под сосной) и Колей (который вместе с нами ехал на камазе-лесовозе). Подъехали, и совместными усилиями всё-таки доказали Палычу, что он привёл нас не на тот перевал (и даже показали тот, что нужно — километров семь, если считать по прямой). Оказывается, тропа здесь раньше и правда была, но уже восемь лет — после того большого наводнения — отсутствует напрочь. Особенно мне понравился пассаж «ну вы и даёте, мужики, вы залезли там, где мы теперь даже скот не гоняем».

А пока суд да дело, пока Витя с МихСанычем, Палычем и егерями решали, что теперь делать, хмурящееся небо разродилось-таки дождём. Хорошим таким, качественным дождём с градом, когда из-за ливневых струй видимость снижается до узенького пятачка под ногами. Егеря на нас посмотрели, посмотрели, да и пригласили к себе в сторожку, ну а мы — выбирать не приходится — согласились. Быстро натянули чехлы на рюкзаки и дождевики на себя, и побежали. Надо сказать, что так быстро по горам я не бегал ещё ни разу в жизни, благо стимул был. Если вверх мы лезли два с лишним часа, то вниз, в долину, примерно на ту же высоту, мы сбежали минут за двадцать максимум. Хотя идти под дождём, в дождевике, по расползающейся под ногами грязи — то ещё удовольствие. У меня был забавный дождевик — кусок трубчатой полиэтиленовой плёнки, который я не стол разрезать, а надел прямо так, цилиндром: из одного торца торчат ноги, а из другого выглядывает голова. Крайне неудобно, надо сказать — приходится постоянно поддерживать этот балахон, и смотреть, чтобы вода с верхнего края не залилась за шиворот, а нижний не волочился по земле и не просился наступить на него (что, как правило, приводит к падению в грязь), да ещё и стараться держать верхнюю дырку напротив лица — чтобы видеть куда идти… но в нём всё-таки удобнее, чем под обычной квадратной плёнкой, и уж точно удобнее, чем под плёнкой от палатки, как мы с Илюхой шли в прошлый раз.

Когда мы наконец добежали домика, то ниже пояса были мокрые… даже не знаю, какое прилагательное подобрать. В общем, если бы мы решили перейти вброд реку глубиной примерно в метр, то эффект был бы как раз такой. И как только первые зашли во двор, по закону подлости дождь кончился, и небо почти очистилось.

У егерской избушки.Впрочем, нам деваться уже некуда: поздно, мы мокрые, да и хозяев обижать не очень хочется… решили принять предложение и заночевать у егерей в сторожке. Небольшой домик, деревянный, приземистый, с земляным полом; один из торцов (который напротив входа) перекрыт, и на нём сделано что-то типа кроватей. По словам хозяев, на зиму этот домик полностью заносит снегом, даже изнутри, и весной его приходится в буквальном смысле откапывать. Там и заночевали. Переоделись, вывесили мокрые вещи на крючки под навесом с призрачной надеждой, что к завтрашнему дню всё просохнет, попили горячего чаю с «лекарством», накололи дров, приготовили кашу с тушёнкой, накормили себя и хозяев… Девчонки почти все легли на кровать рядом с хозяевами, а нам достались места на полу: постелили внахлёст спальники, и кое-как, в тесноте, да не в обиде, уместились в мозаичном порядке.

Тут надо рассказать про настоящее кавказское гостеприимство. Так вот: гостеприимство по-кавказски, это когда один хозяин ночью не пускает другого в туалет, потому что у них гости, и ему придётся через них перешагивать. Один из егерей выпил лишнего, и всю ночь то петь порывался, то выйти во двор, а второй просил его заткнуться и не пускал на улицу. Закончилась всё тем, что первый сходил под себя, а когда всё-таки вырвался «на волю», потерял тапки второго и патрон от винтовки.

Но эта бесконечная ночь наконец-то закончилась, и начался новый день. После продолжительного обсуждения (на извечные русские темы «кто виноват?» и «что теперь делать?»), Витя с Мишей и Палычем решили, что раз уж с самого начала так не попёрло, надо не искушать судьбу, а идти обратно. Тем более что на корабле зрел бунт, и в случае, если будет решено продолжать поход, половина народу готова была отделиться и возвращаться к цивилизации самостоятельно. Так что собирались не торопясь. Две наши палатки были дежурные, и пока остальные сушились, паковались и просто спали, мы рубили-пилили дрова и варили кашу. Под дрова от щедрот егерей нам была выделена целая куча палок и брёвен разной степени годности, в основном — остатки какой-то постройки (коновязи, что ли?), в которой везде под самыми разными углами торчали гвозди, и нарубая которую, я сильно попортил санькин топор, неудобно получилось Грустно всё это :(. А когда я предложил его поправить, у Санька даже нашёлся надфиль (или это был такой рашпиль?) — что-то типа маленькой пилочки, совсем маленькой, похожей на пилочку на ногтей, которую он мне и вручил со злорадным выражением на лице. До сих пор не знаю, как таким инструментом точить топор, и реально ли это вообще… Наверное, выражение моего лица было весьма забавным, поскольку топор с пилкой у меня тут же забрал сердобольный Женя, отправив меня готовить завтрак дальше. За этот эпизод в походе мне реально было стыдно Грустно всё это :(.

...по тропе крутой, по земле чужой, мы уходим на караван...Отлив егерям универсальной русской валюты в благодарность, мы решили, что всё-таки пора и честь знать, и не торопясь пошли дальше. Не полагаясь, видимо, больше на Сергея Павловича, Витя договорился с одним из егерей, что тот покажет нам дорогу в Рожкау (маленький посёлок, ближайший оплот цивилизации), ну и заодно подвезёт на лошадке рюкзаки девчонок. Фактически, мы возвращались в тот пункт маршрута, из которого должно было начаться наше восхождение (и мимо которого мы проехали, когда так удачно прокатились на лесовозе).

Типа групповая фотка. Хотели сделать в самой высокой точке маршрута, но ввиду объективных причин...А в пути, по традиции, сделали групповую фотку. На этот раз без флагов СГМУ и баннеров СМС-а и прочих организаций, наверное, потому, что наше триумфальное восхождение больше напоминало постыдное бегство… а может быть, потому, что в этом году у нас просто не было флагов. Но в любом случае, настроение было уже «не то».

Берёзки... осинки... почти что домашний пейзаж.Интересно, что чем ниже мы спускались, тем больше окружающий пейзаж напоминал родную Саратовскую область: такие же берёзки, осинки, сосенки, разбитые глинистые дороги, холмистая местность (настоящие горы уже остались позади)… выйди чуть-чуть с Кумысной поляны, и увидишь точно такую же картину.

Потом проводник нас оставил, объяснив дорогу до собственно Рожкау (час пути по дороге, никуда не сворачивая), а мы пошли дальше самостоятельно. И почти сразу вышли на удобную полянку в лесу — с готовым очагом, небольшим готовым запасом веток, и вообще явно приспособленную для культурного отдыха. И решили на ней и встать лагерем на несколько дней — раз уж поход так неожиданно прервался, а время как бы до конца не вышло, то почему бы и не пожить немножко в лесу в предгорьях? Расставились, сварили вкусного грибного супчика (традиционное спасибо МихСану!), поели… закусили… полюбовались на пушистого хомячка — маленькую рыжую мышку, которая ползала рядом с нами, совершенно не боясь, примеривалась к продуктам и в конце концов спряталась куда-то под камни очага… а потом, как-то снимая напряжение, долго сидели у костра, говорили, пели… Ни Ани, ни Лены с нами в этот раз, к сожалению, не было — а музыкальные таланты остальных были выражены не столь ярко. Зато мы с Мишей Лазаревым классно спели все известные нам обоим песни дуэтом а капелла. Почему а капелла (то есть, почему без музыкального сопровождения), спросите вы? Да потому, что в ноты не попадаем, а так вроде и незаметно! Улыбайтесь! Вам идёт! :) А потом наконец пошли спать… впрочем, спать пошли мы, а «стоматкружок» ещё долго сидел у костра и обсуждал нас — самомнение у Резанова лишь чуть-чуть пониже, чем летает Международная космическая станция, оказывается Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Вообще, в этом походе компания как-то сразу и явно разделилась на две группы: на «стоматкружок» и на всех остальных. В принципе, так было и в прошлый раз, но тогда с нами были Лена, и Люда, они как бы группировали народ вокруг себя, были «душой компании». А в этот раз сепарация получилась весьма наглядной…

Красивый вид...Весь следующий день была днёвка. Идти уже неохота, настроения нет, валялись, загорали, говорили… часть пацанов ушла с рюкзаком в Рожкау в магазин — потом вернулись с пивом, мороженым, и прочими благами цивилизации, и вечером в итоге вместо посиделок у костра получился самый настоящий жёсткий — другого слова не подберу — бухач… остальные под надзором Палыча принялись делать походную баню — довольно интересное сооружение из костра, нескольких нагретых камней, микробассейна из горной речки и купола из полиэтиленовой плёнки, потреблявшее просто нереальное количество дров: мы буквально замучились таскать валежник. Кстати, поход за дровами оказался тем ещё занятием: дорога врезана в склон, с одной стороны крутой склон вверх градусов под сорок и больше, с другой — такой же склон вниз, а на самой дороге ещё и свежие кабаньи какашки.

А ещё мы в третий раз встретились с тем егерем, Колей, и Витя развёл его на покататься на его коняшке — и как всегда, кто-то прокатился по три раза, а кто-то даже и один раз сесть на лошадь не успел, как её забрали.

Посиделки вечерние не задались, или, вернее, задались, но у ограниченной части компании. А я — по отзывам соседей по палатке — полночи сквозь сон пел какие-то песни, вспоминая вчерашние посиделки, наверное Улыбайтесь! Вам идёт! :).

А на следующий день всё так же лениво и не спеша встали, собрались и пошли в Рожкау. И тут не обошлось без курьёзов: собирая палатку, Миша Аристарин обнаружил, что какая-то сволочь очень удачно привалила её большой кучей почти под стенку — и выразился почти что петровским загибом Улыбайтесь! Вам идёт! :). Вообще, когда мы оставляли полянку, осталось чёткое впечатление, что её посетил взвод солдат, напившихся отвара из папоротника: посередине вроде ещё прилично (если не считать той эпической кучки «под дверью» палатки Аристарина — Миша ещё высказал предположение, что это кто-то так выражает своё к нему отношение), но стоило отойти по тропинке буквально на десять метров в любую сторону…

Но оставим фекальную тему. Пройдя по дороге в Рожкау мимо какого-то детского лагеря на выезде (несколько взрослых и куча детей лет десяти), мы таки дошли до посёлка, и до магазина, в котором было мороженое (один вид), тульские пряники с начинкой (два вида, очень вкусные и свежие, кстати), пиво (два вида), сухие сливки (один вид; Миша с Витой их купили, попытались развести во фляжке, и получили что-то, на вкус и цвет напоминающее густой раствор побелки) и ещё позиций двадцать-двадцать пять товаров. Кстати, об этом сельпродмаге нужно сказать особо: я первый раз в жизни видел магазин, который работает каждый день с 12:00 до 13:00 (да-да, ровно один час в сутки!) пять дней в неделю. Большие деревянные счёты на столе и табличка, извещавшая, что в этом же здании располагаются почта, администрация и заправка (тоже работающие редко и недолго), дополняли картину.

Загораем на трассе в ожидании попутки до Майкопа.Немного посидев на крыльце магазина, полюбовавшись на попытки какого-то работяги на тракторе оборвать электрические провода, местного мажора на мопеде и девчонку на лошади, мы дождались возвращения Вити с транспортом (военный ГАЗ-66, такой же, на котором мы ехали в пролом году, только не закрытый брезентом). Поскольку нас было всего семнадцать, поместились с комфортом, доехали до какой-то трассы (до Белореченска?), и, позагорав на ней всего часа полтора (загорав в буквальном смысле, лёжа на пенках — правда некоторые в это время играли в «Мафию»), остановили машину, и поехали обратно в Майкоп.

Об этой машине тоже нужно сказать особо: это была какая-то из моделей «мерседеса», по силуэту похожая на «газель» или «соболь», но после трёх передних кресел (водительское и два пассажирских) шли ещё два ряда кресел, а сзади был ещё один отсек, разделённый пополам горизонтальным днищем: внизу был багажный отсек, а наверху что-то типа мягких кроватей, на которых с комфортом поместилась вся «мафиозная» компания, всю дорогу игравшая в «мафию» и непонятную но весёлую игру «выкинь в космос одного из пассажиров или членов команды звездолёта, потому что кислорода не хватит на всех».

А потом был марш с рюкзаками через весь Майкоп (смотрели на нас, конечно, большими глазами), душ, «Дышепс», и сон.

И «походная» часть на этом закончилась.

* * *

А на следующий день мы втроём долго гуляли по городу и просто проводили время. Я хотел было зайти на вокзал поменять билет (мы пришли в Майкоп сильно раньше, чем рассчитывали, и я прикинул, что не выдержу столько времени на мор), но забыл паспорт; а когда ребята вечером поехали за билетами на электричку, вокзал был уже закрыт. Вообще, о майкопском вокзале я расскажу особо: вроде бы крупный город, административный центр, столица республики… а железнодорожные кассы для поездов дальнего следования (всего две; работает, естественно, только одна) работают с 8:00 до 18:30, обед у них с 13:00 до 14:00, по субботам и воскресеньям отдыхают, а в рабочие дни у них ещё есть аж пять технологических пятнадцатиминутных перерывов. В общем, обратный билет я себе поменял только с третьего раза.

На следующий день мы собрались на рафтинг — всего шестнадцать человек, как раз на два больших рафта. Сначала ехали на электричке, потом по горной дороге топали пешком километров пять до «точки», а когда подошли, то буквально не успели позвонить тем, с кем договаривались, как сразу же подъехала машина с конкурентами и пыталась увезти нас с собой. Но Витя не согласился и честно дождался «наших» — они приехали на обычной газельке, сверху которой были привязаны две большие надувные кожаные лодки — рафта, мы в неё сразу все влезли (благо опыт размещения большого количества людей в стеснённых условиях большой, а тут даже рюкзаков не было), и доехали до точки сплава. Там разделились на две группы; в «моём» рафте плыли Миша Аристарин, Юра, Слава, Саня, Женя, Дима и Настя в роли балласта, пардон, баланса, которой не хватило весла, и которая сидела посередине и задавала ритм. Инструктор стоял на корме, рулил и командовал, когда нам грести вперёд, когда назад, и так далее.

Сам сплав не впечатлил совершенно: нас немножко помотало на бурунах, пару раз подмочило задницу на швертах, два раза специально врезались в рафт второй группы и брызгались друг в друга, один раз сели на мель, и один раз проплывали мимо берега, в котором устроили себе норы береговые ласточки; а в остальном сплав прошёл медленно и печально, как по Волге-матушке. Может быть, на второй-третьей категориях сложности было бы поинтереснее, а так, как было — получилось скучно и стрёмно; жаль было потраченных времени и денег.

Потом спустились к реке и устроили пикник, походили по грязевому берегу, потом договорились за полтинник с носа, что рафтеры нас на той же газели подвезут до Ходжока, а там сели на автобус и поехали в Майкоп. И там — с третьей попытки уже — я наконец-то дошёл до вокзала и поменял билет на семнадцатое число, на три дня раньше.

А на следующее утро мы вставали традиционно рано (в 4:30, поскольку в 5:30 уже отходил поезд), и нам неожиданно устроили утреннюю пробежку по Майкопу от места проживания до ж/д вокзала. Нет, я понимаю, что народ решил, что в такую рань можно не дождаться такси, и лучше и надёжнее пройтись ножками (сорок минут шли), но можно же было предупредить, чтобы все надели нормальную обувь! Я довольно сильно растёр ступни шлёпками, зажили окончательно уже в Петербурге.

Прибыли, разбили лагерь, распределили время дежурных палаток (наша дежурила с четырёх вечера до восьми), собрали деньги за проживание, и пошли купаться. В этом году в этом автокемпинге «Шепси» было ещё грязнее, чем в прошлом; а прям точно на том же самом месте, на котором в прошлый раз стояла наша палатка, кто-то навалил большую неаккуратную кучку: видимо, группа девчонок, которые тоже жили в палатках и съезжали в тот самый день, когда приехали мы. Фекальная тема продолжала преследовать нас и на море.

А море… ну, оно и есть море. «На небесах все только и говорят, что о море…» Я старался приходить купаться утром часиков в шесть-семь — нежарко, народу мало, вода чистая и прозрачная, и вечером — когда тоже уже нежарко, и можно посмотреть на красивый закат. Поскольку утром все спали, а вечером бухали в лагере, ходил я в основном один: первые пару дней ничего, потом уже скучновато… ну да ладно. Вода очень тёплая, солнце очень жаркое, а в промежуток между десятью утра и четырьмя часами вечера искренно хочется залезть в холодную ванну или под кондиционер: не то что шевелиться, жить не хочется.

В один из дней на море я съездил в Сочи — один, компании не нашлось. Погулял по городу, посмотрел на их «Ривьеру» — отвратительный парк аттракционов, то есть сами аттракционы неплохие, но их количество на единицу площади превышает все мыслимые пределы, прогулялся по дендрарию, накупил сувениров… в другой день вместе съездили покатались на лошадях — до каких-то водопадиков и обратно. Очень красивая получилась прогулка — в конце была серия таких своеобразных чаш в земле, заполненных водой, в которой плавали лягушки и рыбки и в которых даже можно было искупаться; жалко, не взяли с собой фотоаппарат. Не обошлось и без приключений: я три раза менял лошадь — первая всё время пыталась меня укусить за ногу, вторая была с жеребёнком, и на обратном пути остановилась и упорно отказывалась двигаться дальше, только ржала и звала его, и только с третьей попытки (опять сел на кусающуюся лошадь) мы успешно доехали до лагеря.

Автокемпинг «Шепси». Под угрозой дождя в срочном порядке мастерим навесик.На море к нам присоединились Лена с дочкой Катей и Саня Дмитриченко. Самые яркие впечатления остались от общения с Катюхой — девчонке четырнадцать лет, и я просто удивляюсь, как Лена ещё умудрилась не убить это ужасное капризное существо Улыбайтесь! Вам идёт! :). Просто дрожь продирает при мысли, что и сам я когда-то был таким же невыносимым Улыбайтесь! Вам идёт! :). А Катя с Мишей, наоборот, после первого дня уехали в другое место; а второй Миша и Вита уехали ещё раньше, собственно, они попрощались с нами ещё в Майкопе… и «стоматкружок» был абсолютно самодостаточен, и лезть к ним навязываться не хотелось… в общем, дни на море лично для меня были скучными и неинтересными. Разве что, в последние вечера, когда Лена сумела своим обаянием как-то собрать всех в подобие дружеской компании — не ту компанию, что была в прошлом году, но всё же, — было весело. Играли по вечерам в «психиатра», в «ассоциации», а в последний день пожарили шашлык — тут надо сказать спасибо Серёге и Мише, которые под дождём, под зонтом готовили нам мясо, в то время как мы все прятались по палаткам и мастерили чудо инженерного искусства — противодождевой тент.

Туапсе, буксир «Нептун».Последние полдня на море мы с Илюхой провели в Туапсе — уезжали в один день и почти в одно время, только разными поездами. Утром с нами гуляла ещё Фаина, но потом она уехала обратно в Шепси, а мы немного побродили по городу и поболтали за жизнь.

Вообще, Туапсе — классный город, зелёный, красивый, современный, водители вежливые и пропускают пешеходов на «зебрах». Из достопримечательностей — порт и какая-то башня с радаром.

А потом был жаркий полный детей поезд до Перми, а потом был Саратов, и много чего ещё… но сам поход закончился. И слава богу.

Резюме: поход в этом году вызвал скорее неприятие, чем восторг. Да, полазили по горам, пожили на природе, посмотрели на горные вершины… но ни атмосфера общения в походе, ни epic fail проводника, промахнувшегося мимо маршрута, ни то, что поход прервался на середине, и выродился в прогулку по пересечённой местности, мне не понравились. Первые несколько дней получились очень насыщенными, когда мы испробовали буквально все напасти, которые только могли на нас свалиться; и таких ярких впечатлений у меня ещё не было. А потом… может быть, мы и правильно сделали, что не стали продолжать поход — если судьба так активно противодействует, может быть, стоит к ней прислушаться и вовремя остановиться? Но всё равно настроение на обратном пути было уже не то. И ощущения от похода тоже остались не те, какие хотелось бы.

Epic fail.

Комментарии [1]

  1. 11 октября 2010, 14:06 , Вита

    Хороший отчёт. Мне понравился.

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart