Что ценнее — информация, вещи или душа?

15 января 2011, 17:17 , , Александр Пятницын

Каждый сделал свой выбор.Наш мир так устроен, что мерой всех вещей в нём является человек. Любая система ценностей («хорошо» — «плохо», «много» — «мало», «дорого» — «дёшево») не существует без наблюдателя, без субъекта, который эти самые ценности измеряет. И более того: для каждого человека эта шкала — своя: сколько людей, столько и мнений, причём мнение может меняться практически мгновенно. Сегодня ты любишь шоколадное мороженое, а завтра скучаешь по солёной рыбе. Сегодня ты мечтаешь о «бентли», а завтра о выздоровлении больного ребёнка. Сегодня ты целуешь человека, а завтра даже не захочешь посмотреть в его сторону…

Но вместе с тем, несмотря на всю кажущуюся относительность и противоречивость наших систем оценки, на самом деле они очень устойчивы. И если уж быть точным, то нет никаких «шкал» и «оценок» во множественном числе, есть одна-единственная шкала, на которой мы можем отметить абсолютно все аспекты нашей жизни. И эта шкала суть базис и основа нашего существования, наших поступков, самого нашего «Я». Любые решения, любые поступки принимаются после взвешивания на невидимых внутренних весах. Если взять и сравнить две вещи, то почти всегда одна из них окажется более ценной, более важной.

Порой, на невидимых внутренних весах взвешиваются совершенно разные, и даже, казалось бы, несовместимые вещи.У этой шкалы есть две любопытные особенности.

Во-первых, она динамическая — «вес» вещи зависит от множества факторов, начиная от настроения и заканчивая фазой Луны. Например, утром в понедельник работа продвигается гораздо медленнее, чем вечером в пятницу, желание пойти на пляж сильно зависит от температуры окружающей среды, а идея заняться ремонтом с утра пораньше перестаёт казаться замечательной, когда в дверь стучится сосед с монтировкой в руках.

А во-вторых, она универсальная: по ней могут быть соотнесены абсолютно разные и даже, казалось бы, не имеющие ничего общего вещи. Помните философский анекдот?

Чтобы понять значение года, поговорите со студентом, не сдавшим сессию. Чтобы понять значение месяца, поговорите с женщиной, родившей недоношенного ребенка. Чтобы понять значение недели, поговорите с редактором еженедельного обозрения. Чтобы понять значение минуты, поговорите с тем, кто опоздал на поезд. Чтобы понять значение секунды, поговорите с попавшим в автокатастрофу. Чтобы понять значение миллисекунды, поговорите с бегуном, пришедшим вторым в олимпийском забеге. А о наносекунде спросите проектировщика адронного коллайдера.

А ещё у нашей шкалы оценки есть такая штука, как крайние точки: вещи, имеющие абсолютную важность, или, наоборот, совершенно нам безразличные. И они у каждого — свои. Для кого-то высшую ценность имеет богатство — и всю жизнь он тратит на его обретение; кто-то любой ценой стремится к власти и лезет по головам, ломая жизни и судьбы; кто-то посвящает всю жизнь помощи ближним и организует приют для бездомных животных… а кто-то просто живёт, размеренно и тихо, без страсти и фанатизма, легко и спокойно относясь ко всему происходящему в его жизни.

А еще мне нравится, как уходят красивые и гордые женщины, надменно и стремительно постукивая каблуками и хлопая дверью. Может, они потом сползают по ее обратной стороне и горько плачут, но уходят они замечательно... (c)Как правило, важность тех или иных вещей так и определяется, сравнением их друг с другом, поиском места в системе измерений: что ты готов отдать, чем ты готов поступиться, чтобы… И те вещи, которые не променяешь ни на что, и есть самые важные. Императивные. Определяющие.

Я недавно задумался: а какие вещи в жизни важны, по-настоящему важны для лично меня?

Результат оказался неожиданным.

Оказывается, самую большую, императивную ценность для меня имеет самоуважение. Или честь, что в общем-то одно и то же. При этом, «честь» и «принципы» — разные понятия: принципам можно изменить, принципы можно поменять, их можно, наконец, просто засунуть куда подальше. А если я перестану себя уважать… что ж, не знаю, что со мной будет, но это определённо буду уже не я. Другая личность. Как если выдернуть нитку из ожерелья — бусы рассыплются, и даже если их все собрать и нанизать заново, получится что-то другое.

А всё остальное… всё остальное может быть мне важно, дорого, ценно, но я бы не назвал ни одной вещи, которой я не мог бы пожертвовать без риска перестать быть самим собой.

Если всё-таки попробовать отсортировать их по важности, то, пожалуй, я бы разделил все имеющиеся ценности на три категории — чувства, знания и вещи. Или на духовную, информационную и материальную сферы. Именно в таком порядке, по убыванию важности. И оказывается, у меня очень прагматичный взгляд на мир.

Я сделаю всё возможное, чтобы не испортить из-за пустяка отношения с несколькими людьми — семьёй, друзьями. Их немного, можно пересчитать по пальцам одной руки, может быть, двух. И их ценность в том, что они просто есть.

Я регулярно копирую с компьютера наиболее важную информацию (файлы с паролями к серверам, профили браузера с закладками и установленными расширениями, контакты аськи, ключи от электронных кошельков и платных программ) — их потеря обернётся для меня большими неудобствами.

Ну и из материальных предметов, при пожаре я буду хватать в первую очередь паспорт и — возможно — банковскую карту: без них будет как-то совсем тяжко.

Вот так, список получился до неприличия коротким. Нет, мне будет жаль, если что-нибудь случится с моей коллекцией порнухи книг, музыки и фильмов, с армией раскрашенных вручную пластмассовых солдатиков, сувенирами-подарками девушек, но по-настоящему сильных эмоций их потеря не вызовет. Рутрекер пока ещё работает, а вещи и связанные с ними воспоминания… могут остаться и в прошлом.

Ну и в качестве послесловия, скажу про теорию тридцати сребреников:

Иуда продал Христа за тридцать сребреников. Знаешь, почему Христос не стал карать предателя сам и запретил остальным? Потому что он, в отличие от своих учеников, знал: для каждого из нас определены эти тридцать сребреников — та цена, за которую можно купить человека с потрохами. И на месте Иуды на самом-то деле мог оказаться кто угодно. Главное понять, чем именно эти тридцать сребреников являются. Для кого-то это тридцать миллиардов долларов. А для кого-то — пост личного советника президента.

Фродо был готов прыгнуть в пропасть за кольцом власти. Есть ли в мире что-то, за чем в пропасть прыгнем мы?

Фродо готов лишиться жизни, но не кольца. А что самое важное в жизни для вас?

* * *

Спасибо, что дочитали статью до конца Улыбайтесь! Вам идёт! :). Надеюсь, она удалась, и вы ненадолго задумались, какие вещи важны лично для вас… и если так, я был бы вам очень благодарен, если бы вы потратили две минуты и заполнили форму ниже, потому что это было очень интересным социальным исследованием. Только честно! Я не прошу никакой личной информации, и если вы на какие-то вопросы отвечать не хотите, оставьте поле пустым. Обещаю в следующей статье опубликовать результаты с красивыми диаграммами и графиками Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Какие вещи вы цените больше других? Ваш пол:

Ваш возраст:

Ваша сфера деятельности:

Ваше социальное положение:

Ваш субъективный доход:

Ваши приоритеты:


Комментарии [1]

  1. 15 января 2011, 20:24 , Евгения

    Уже :) У меня тоже неприлично короткий, про деньги вспомнила только что, быть мне бессеребреницей :)

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart