Белоруссия: маленький осколок СССР

8 октября 2018, 16:12 , , Александр Пятницын

Отпуск в этом году у меня получился чрезвычайно насыщенный – встречами, событиями, новыми впечатлениями и, разумеется, хорошими людьми. О восхождении на Эльбрус я уже писал, но горы были вторым пунктом программы отпуска, а начался мой отдых с поездки в Минск, в гости к хорошему другу.

Москва

Камера хранения Казанского вокзала.Впрочем, если брать самое-самое начало, то начался он всё-таки с Москвы – безальтернативного транспортного узла нашей огромной страны. Куда бы ты ни ехал, какой бы маршрут ни планировал, на чём бы ни собрался передвигаться, ты всё равно так или иначе окажешься в ней. Поезда, машины, самолёты – все они сначала едут в Москву, и уже из Москвы разлетаются по пунктам назначения. Я долго думал над логистикой, рассматривал разные варианты, комбинировал, но в итоге остановился на старом-привычном поезде. В семь часов вечера пятницы я закончил работу, в одиннадцать засыпал на верхней полке “фирменного” поезда РЖД, а в полдень следующего дня уже вытаскивал свой рюкзак на перрон Казанского вокзала. И насколько сильно мне понравился новый и удобный поезд, настолько же мне не понравился вокзал, а конкретно – камера хранения на этом вокзале. Мой стандартный походный рюкзак посчитали за три вещи (пенка и спальник считаются “привязанными предметами”), и оплату, соответственно, захотели тройную. В итоге я отправился в “автоматическую” камеру хранения (автоматическую в кавычках – выдача электронных карт производится вручную, и специально обученного человека пришлось ждать около четверти часа), куда с некоторым трудом запихнул своё негабаритное снаряжение, и остался крайне низкого мнения о вокзалах РЖД в целом.

Что касается Москвы, то с прошлой моей поездки она практически не изменилась. Всё такая же шумная, торопливая и крикливая, разве что машин стало ещё больше, но зато – большой плюс – автомобилисты научились пропускать пешеходов. Да ещё я в жизни не видел столько сотрудников силовых ведомств в одном месте, как в эту поездку. Мой отпуск выпал как раз на середину проводившегося Чемпионата мира по футболу, и у меня сложилось чёткое впечатление, что в Москву согнали всех, кого только могли. Здесь были обычные милиционеры, была транспортная милиция, были внутренние войска, были курсанты училищ МВД и ВВ… на одной станции метро, я насчитал дюжину служителей закона – и это только прогуливающиеся по платформе и лестницам, не считая охраны на турникетах.

Больше чем ментов, было только иностранных фанатов с висящими на шеях FanID. Привычные хмурые вечно спешащие москвичи даже как-то терялись в этой смеющейся, что-то напевающей, сверкающей белозубыми улыбками толпе. А когда все эти тысячи фанатов выходили с матча и растекались по улицам и барам, атмосфера в городе становилась примерно как на новогодней ёлке, или после крупного концерта. Этакий город нежданного карнавала Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Дом правительства. Справа - флаг Чемпионата мира по футболу.   Москва-река. Движение по ней не менее оживлённое, чем по сухопутным дорогам.

Кроме вездесущих фанатов, интересными показались недавно возведённый “Москва-сити” – впечатляющий архитектурный комплекс. Понтов в нём гораздо больше, чем какой-то реальной пользы или необходимости, но смотрится он интересно и впечатляюще – и издалека, и особенно вблизи, когда ты идёшь под стенами небоскрёба, запрокидываешь голову, выше, ещё выше, ещё… и уже практически падая навзничь успеваешь заметить клочок неба над головой.

Колорита и контраста картинке добавляет притулившийся около небоскрёбов маленький православный храмик – Храм преподобного Серафима Саровского, идущий в ногу со временем и имеющий свой персональный сайт с расписанием богослужений и другой технической информацией. Смотрится всё этого довольно психоделично: в полном соответствии с принципами киберпанка, high tech – low life.

На территорию Сити ведёт ещё одно забавное сооружение – двухэтажный “Торгово-пешеходный мост Багратион”, смотровые площадки и застеклённые террасы которого, разумеется, закрыты на ключ и решётку, а на территории комплекса действует креативный бар ANTON; вот его слоганы:

  • Мы единственные в Сити, кто реально вливает в бизнес;
  • У нас 250 сортов пива. Теперь попробуй подумать о работе;
  • Смешно, но у нас нет планктона. Зато есть креветки, кальмары и крабы.
Московский Сити. Выглядит совершенно футуристически. А маленький православный храмик ровно по центру этого комплекса навевает мысли о киберпанке - high tech, low life.   Креативный бар в Сити.

По городу мы гуляли до темноты. Ну а потом снова был вокзал, ночной поезд, и долгий и крепкий сон под стук колёс. А утром, стоило мне проснуться и умыться, как мы подъехали к конечной точке маршрута – городу Бресту. Интересно, что между Россией и Белоруссией нет ни какой-то явной границы, ни контрольно-пропускных пунктов. Возможно, ночью кто-то из пограничников и входил в вагон, но я в это время спал.

Город Брест

Главная улица Бреста.Обычно, когда говорят о Белоруссии, начинают с описания того, как там всё чисто. Не знаю, кому-то возможно это и кажется чем-то из ряда вон выходящим, но какой-то особенной чистоты или “вылизанности” я не заметил – то есть, там действительно убирают, и порой это доходит до смешного, когда дворник идёт по улице и щипчиками поднимает и кладёт в корзину каждый отдельный упавший листик, но впечатления “стерильности” нет. Улицы просто выглядят убранными, как, скажем, в центре Москвы, Петербурга, Кисловодска… любом городе, который заботится о своей красоте. А вот что есть, так это ощущение порядка. Дома – по крайней мере, на центральных улицах – отремонтированные, покрашенные, выдержанные в едином стиле. Реклама есть, но она не выделяется из общего фона. Очень много деревьев, и вообще зелени. Часто встречаются цветочные клумбы или висящие на столбах цветники. И создаётся такое тёплое чувство уюта.

По самому городу мы ходили недолго – прогулялись по центральным улицам, перекусили (кстати, рекомендую: кухня и сервис в La Kave действительно на высоте), посмотрели архитектуру и людей. Город очень приятный и красивый, но каких-то особенных достопримечательностей именно в городе нет.

Зато рядом находится знаменитая Брестская крепость, про героическую оборону которой в 2010 году снят замечательный фильм.

Брестская крепость

Место географически удобное, и первые упоминания о жилых посёлках и укреплениях здесь датируются XI веком. В состав России эта область вошла в 1795 году, по итогам третьего раздела Речи Посполитой. В 1833 году началось сооружение собственно крепости, которая вступила в число действующих крепостей I класса Российской империи 26 апреля 1842 года и стала одним из главных укреплений западной оборонительной линии.

Генеральный план Брест-Литовской крепости 1847 г.Крепость состояла из укреплённой островной цитадели и трёх бастионов неправильной формы, прикрывающих цитадель с трёх сторон. Общая площадь крепости составляла четыре квадратных километра, внешняя линия обороны представляла собой 10-метровый земляной вал с кирпичными казметами внутри. С внешней и внутренней стороны вала был выкопан заполненный водой ров, так что крепость получилась как бы состоящей из четырёх островов. С внутренней стороны по всему периметру была построена двухэтажная оборонительная казарма (толщина стен от 1,5 до 2 метров), состоящая из 500 казематов и вмещающая в себя до 12 тысяч солдат с запасами продуктов и боеприпасов.

Во второй половине XIX века под руководством генерал-адъютанта Э.И.Тотлебена, талантливого русского фортификатора, началась реконструкция укреплений: крепость выпустила отростки в виде фортов, прикрывающих близлежащие дороги, водные и железнодорожные пути. Следующая модернизация, начатая в 1913 году, должна была ещё больше увеличить размеры крепости и её военное значение. Но всего годом позже началась Первая Мировая война, и в полной мере воплотить эти планы в жизнь не удалось. А потом, по решению верховного командования, гарнизон и вовсе был эвакуирован, а сама крепость сдана без боя.

В 1920-21 годах новорождённый Советский Союз сражался за эти территории со столь же новорождённой Польшей, но не слишком успешно. С 1921 года, согласно Рижскому мирному договору, территория современной Брестской области вошла в состав Польши, и в крепости разместились польские войска. Но продержались они там недолго: в 1939 году немецкие танковые клинья под командованием генерал-лейтенанта Г.Гудериана прошли территорию Польши насквозь, и после четырёхдневной героической обороны (потеряно около 40% личного состава гарнизона), польское командование приняло решение оставить крепость; часть войск прорвалась в Тересполь, часть рассеялась по местности, часть попала в плен. Несколькими днями позже на территорию Польши вошли части Красной армии, и по договорённости Бресткая область вместе с крепостью была присоединена к Белорусской ССР. В крепости был размещён советский гарнизон, частично восстановлены укрепления.

В последний раз крепость принимала бой в июне 1941 года. Началась оборона 22 июня, в 4:15 по местному времени, с массированного артобстрела крепости силами девяти батарей лёгкой и трёх батарей тяжёлой артиллерии, в которую входили две 600-мм самоходные артустановки “Карл”, отправлявшие бронебойные снаряды массой 2 200 килограмм на расстояние до 4,5 км. Сразу начались пожары на складах, в жилых помещениях. Личный состав на момент начала атаки спал, и сопротивления не оказал; многие были убиты в собственных постелях, другие погибли, пытаясь выбраться за пределы крепости через узкие и простреливаемые ворота. Всего удалось выйти, предположительно, примерно половине размещённых в крепости войск.

Оставшиеся на территории солдаты смогли организоваться в несколько разрозненных, практически не имеющих связи между собой групп. Более или менее организованная оборона крепости велась до 26 июня, когда сводная группа попыталась прорваться из крепости; выйти из крепости им удалось, но позже они все попали в плен. Отдельные группы по 3-5-8 бойцов сражались ещё месяц; 23 июля, на 32-й день войны, в капонире Кобринского был взят в плен последний защитник крепости, командир 44-го стрелкового полка П.М.Гаврилов.

Брест был освобождён 28 июля 1944 года.

Сейчас крепость как таковая прекратила существование: её территория целиком превращена в огромный комплекс-мемориал памяти павших воинов. На территории мемориала действует несколько экспозиций: в отреставрированных казармах организован музей, в котором рассказывается история обороны крепости, жизни и сопротивления в период оккупации, и подробности освобождения, под открытым небом устроена маленькая выставка бронетехники, несколько капониров в насыпных валах восстановлены, расчищены и используются для разного рода культурно-массовых мероприятий. Также на территории мемориала имеется действующая церковь.

Мемориал «Брестская крепость-герой»   Выставка бронетехники на территории Брестской крепости.

Из того, что удалось посмотреть, больше всего впечатлил Музей обороны, разместившийся на втором этаже отреставрированных казарм. Его главные экспонаты – оружие и личные вещи, как наших, так и немцев, найденные во время раскопок и реставрационных работ. Много места уделено воспоминаниям участников обороны – и тем, кто дожил до Победы, и тем, у кого всех воспоминаний – надпись “Мы не сдадимся!”, выцарапанная штыком на стене.

Есть несколько стендов, посвящённых жизни в плену и на оккупированной территории. Лично меня больше всего впечатлил план вооружённого восстания, разработанный узниками Бухенвальда.

Отдельно стоит отметить визуальную составлющую: это не скучный музей с бесконечными одинаковыми витринами. Здесь в ход идут освещение, музыка, фрагменты радиопередач военного времени, на стенах демонстрируются кадры кинохроники, а интерактивные стенды готовы рассказать всем желающим, как сложились судьбы известных участников обороны.

Медицинская укладка времён Второй Мировой.   Схема вооружённого восстания в Бухенвальде.   На фоне ворот Брестской крепости.

Возможно, я пристрастен – всё-таки у меня особое отношение и к самой войне, и к победе (хотя может ли оно быть не особым в нашей стране?) Но музей мне действительно очень понравился.

Говорят, где-то на территории крепости есть ещё краеведческий музей, рассказывающий историю многонационального, неоднократно переходившего из рук в руки края, но мы были ограничены во времени, и не стали его искать.

Беловежская пуща

Возвращаясь в Минск, мы по дороге заехали в Национальный парк “Беловежская пуща”. Довольно приятная рекреационная зона, где каждый найдёт своё: хочешь – гуляй пешком, хочешь – катайся на велосипеде (можно приехать со своим или взять в аренду), хочешь – вкушай блюда национальной кухни в ресторане при входе.

Информационный стенд на границе Беловежской пущи.   Ворота национального парка. Справа - кассы и прокат велосипедов.

Впрочем, рестораны это скучно, а пешие прогулки – слишком медленно. То ли дело велосипед! Рядом с кассой есть пункт проката прогулочных великов. На них нет скоростей – передача всего одна и та прямая, а тормозить на них можно только задним колесом за счёт педального тормоза (так, кажется, называется эта штука? последний раз катался на чём-то подобном ещё в начальной школе), да и состояние не блещет, но свою функцию они выполняют.

Вместе с входным билетом ты получаешь карто-схему, на которой отмечены дороги и основные маршруты, как велосипедные, так и пешеходные, проложенные таким образом, чтобы захватить как можно больше местных “достопримечательностей”. Интересно, что маршруты разной длины приведут тебя к разным достопримечательностям, и повторений практически не будет.

Пешеходные маршруты проложены, в основном, по грунтовым дорогам, или просто по тропинкам, на которых можно встретить камни, гальку, а то и поваленные деревья. Веломаршруты же, напротив, проложены строго по ровным, гладким, широким асфальтированным дорогам. Не помню, чтобы когда-либо испытывал такой кайф от велопрогулки: у нас в городе и в области такого нет даже близко. Разве что от поездки по новому мосту через Волгу, и то в первые пару лет после его постройки, пока асфальт ещё не пошёл буграми и трещинами.

Вот такие креативные велопарковки в Беловежской пуще.У нас было около четырёх часов до закрытия парка, но мы, как опытные велосипедисты, выбрали самый длинный веломаршрут на 34 километра – и получили удивлённый взгляд и ворох предупреждений от билетёрши. Но мы правильно рассчитали свои силы и чётко уложились во время – правда, итоговый километраж, со всеми ответвлениями и экскурсиями по всяким второстепенным дорожкам, получился где-то под полтинник.

Особенно мне понравились местные велопарковки, сделанные из пропиленных брёвен – очень экологично и колоритно, и не смотрится чем-то чуждым в лесном пейзаже.

Что касается достопримечательностей, то большая часть их, прямо скажем, высосана из пальца. Так, например, одно из интересных мест – “Берёза с головой зубра”: на берёзе вырос гриб-трутовик, которой с определённого ракурса и при наличии немалой доли фантазии можно сравнить с головой зубра. И рядом с берёзой проложена дорога, и стоит немаленький такой стенд с описанием.

Берёза с головой зубра: местная достопримечательность.   Ровные асфальтированные дороги - и никаких (ну почти) машин!

Есть и другие достопримечательности: “воротничковые сосны” (у которых кора топорщится чешуйками в виде своеобразных “воротничков”), более чем четырёхсотлетний дуб, место вырубки леса перед Первой Мировой войной, просека, по которой это лес когда-то везли на узкоколейке, участок леса, поражённый короедом около ста лет назад… с другой стороны, в том же списке есть очень живописное озеро, а также поместье белорусского Деда Мороза.

На территории пущи действует также что-то типа маленького зоопарка. В вольерах обитают:

  • олени и косули, с удовольствием подходящие к решётку получить угощение,
  • лошади, внешне – совершенно обыкновенные и непримечательные,
  • зубры, которые, в отличие от оленей, лежат, отвернувшись, в выкопанных ямках ровно посередине вольера, на равном удалении от всех заборов с туристами,
  • рысь, белка, сова, лиса и прочая мелкая лесная живность.
Местные олени в вольерах.   А это - те самые знаменитые зубры.

Впечатления от пущи остались самые что ни на есть положительные.

Город Минск

Минск - город-герой.От Бреста до Минска 350 километров, но это белорусские километры. Которые гораздо короче российских, потому что проезжаешь их по ровной, гладкой, прямой, многополосной дороге. Белорусские дороги – это достопримечательность сама по себе. И тут речь идёт не только об автострадах (на которых, кстати, устроено по две-три полосы в каждую сторону, и ограничение скорости для крайнего левого ряда – 120 километров в час), но и об обычных сельских дорогах. Которые не могут похвастаться идеальным асфальтом, но которые тоже ухожены и отремонтированы. У нас тоже есть образцово-показательные трассы, сочинская, например, но это скорее исключение, чем правило; тут же вся страна имеет хорошо продуманную и качественно построенную транспортную сеть.

Причём ухожены не только дороги, но и вся страна в целом. Особенно ярко это бросается в глаза, когда проезжаешь через сельскую местность: в отличие от российских деревень, здесь нет заброшенных, сожжённых, развалившихся домов. Домики могут быть каменные или деревянные, богатые или не очень, но все они отремонтированы, покрашены, всякие резные украшения и наличники подновлены, палисадники вдоль домов засажены цветами, и видно, что люди в них живут, и довольны своей жизнью.

А ещё в сельской местности вдоль дорог на телефонных столбах и деревьях массово гнездятся самые настоящие аисты Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Один из центральных проспектов Минска.   Вид на площедь Победы.

Сразу после дорог в глаза бросается продуманность городской инфраструктуры: широкие улицы, на которых нашлось место и для автомобилей, и для пешеходов, и для велосипедистов, и для зелёных насаждений. Практически весь город покрыт сетью велодорожек, рассчитанных на использование велосипеда в качестве не развлечения, но транспортного средства. Из каждого спального района, вдоль основных транспортных путей, идёт по велодорожке, которые потом сливаются и пересекаются в центре. Длина велотранспортной сети составляет около 188 километров; а длина основной (магистральной) велодорожки – 27 километров. И велосипед – действительно популярный вид транспорта в Минске (да и вообще в Белоруссии): на фотографиях, по крайней мере, велосипедисты засвечиваются постоянно. Кстати, интересный факт: в Белоруссии законодательно запрещено выезжать на велосипеде на проезжую часть, ты обязан двигаться по велодорожке, а если её нет, то по тротуару.

Один из минских скверов.   Подземный переход, он же спуск в метро.

Второй интересный факт – в городе практически нет пробок, и крайне редко можно увидеть на улице ДТП. Если в Саратове с автоавариями сталкиваешься каждый день, то за неделю в Минске, весьма прилично поколесив по городу, я видел всего одну или две – и то без значимого видимого ущерба. Здесь даже скоростной режим не нарушают: за повторное превышение скорости в течение года легко могут лишить прав.

Минское метро, единственная пересадочная станция. И даже не час пик.Кроме велоинфраструктуры, в городе неплохо развит общественный транспорт: больше всего трамваев и троллейбусов, но и автобусов по городу ездит немало. Также есть метро – схема его выглядит довольно странно (такой двухцветный крестик), но, в отличие от, скажем, казанского, построено оно явно не ради красоты, а по необходимости. И как видно по фотографии, оно не пустует. Более того: по скорости движения пассажиров по эскалаторам и между станциями, минское метро приближается к московскому. Если “на поверхности” жизнь течёт размеренно и неторопливо, то “под землёй” все носятся и спешат, уж не знаю куда.

Любопытно, что аудиоинформация в метро озвучивается либо на белорусском, либо на английском языках, русского не завезли. В стране вообще наблюдается отчётливый перекос в сторону “незалежности”; при том, что за неделю пребывания в Белоруссии я ни разу не слышал “живого” белорусского языка – общаются все вокруг только и исключительно на русском, какие-то официальные объявления, административные регламенты, правила платной парковки, остановки в общественном транспорте – всё это пишется и озвучивается строго по-белорусски. Что кажется, мягко говоря, странным.

Периодически на улицах даже попадается реклама в стиле – “поздоровайся по-белорусски, и получи скидку 10% на новую коллекцию одежды”, это смотрится и вовсе эпично.

Город покрыт креативной социальной рекламой.   Есть и такая социально-белорусская реклама, для патриотов.   А вот с информационными стендами - беда.

Кстати о рекламе, довольно много места отведено под социальную рекламу, и весьма креативную; один из таких образцов заснят на фотографии.

Вот так проводятся хозяйственные работы.Отдельного упоминания заслуживает работа коммунальных служб. В отличие от саратовских коммунальщиков, которые даже люки не всегда удосуживаются закрывать, минские коммунальные службы, открыв канализационный люк, обязательно обнесут его загородкой и поставят предупреждающий знак. И это если люк находится на тротуаре. А если вдруг потребовалось что-то сделать на проезжей части, то его ещё дополнительно огородят оранжевыми конусами.

На этой же фотографии можно ознакомиться и с минской архитектурной традицией. Хотя город, как и везде, активно застраивается небоскрёбами-свечками, вид на город они не портят, скорее придают ему шарм – как квартал “Сити” Москве.

Типичная минская улица.   Нулевой километр.
Минский Сити.   Район новостроек.

Центральная библиотека Белоруссии.Хотя отдельные образчики архитектуры попадаются весьма необычные, как, например, национальная республиканская библиотека: огромный семидесятичетырёхметровый “ромбокубооктаэдр”, который в ночное время подсвечивается мощными прожекторами по технологии “медиафасад” – на стенах библиотеки можно рисовать разноцветные узоры, а при желании – показывать рекламу или и вовсе смотреть фильмы.

Вокруг библиотеки разбит парк. О минских парках тоже стоит поговорить отдельно. Они… огромные. И они везде. В каждом районе города есть как минимум один парк площадью не менее нескольких гектаров. В центре они ухожены и облагорожены (даже опавшая листва собирается армией дворников), в спальных районах больше напоминают лес, но одно качество объединяет их все: они очень велики и красивы.

Парк Победы.   Парк Победы.

Кроме того, часто парки разбиты по обоим берегам многочисленных рек, широких или не очень, через которые ведут специальные пешеходные мостики. И да, в каждом парке устроена специальная велодорожка – для тех, кто хочет кататься по лесу, не слишком удаляясь при этом от дома.

Аллеи минского парка.   Вот такие места можно встретить в городских парках.

Памятник Марату Казею.Ну а в парках, как водится, тут и там расположены различные скульптурные группы; по большей части – памятники погибшим в той или иной войне. На этой фотографии, например, запечатлён памятник Марату Казею, советскому белорусскому пионеру, партизану и разведчику, герою Советского Союза (посмертно). Через каждые пятьдесят-сто метров по аллеям расставлены лавочки, на которых можно посидеть, отдохнуть, полюбоваться красивыми видами и подумать о вечном. И вообще инфраструктура рассчитана скорее на отдых, на размеренный и неторопливый стиль жизни, и даже, пожалуй, на довольно подвижный образ: по вечерам парки переполнены бегунами и велосипедистами – и не спортсменами, а самыми обычными людьми.

Это же касается и питания: нужно постараться, чтобы найти “шаурмячную” или пресловутый макдональдс, кафе-“стекляшек” практически нет, зато заведений с нормальной едой в избытке. Самое лучшее из них – сеть ресторанов самообслуживания ЛИДО, вкусно и более чем демократично по цене. Кстати, мем про любовь белоруссов к картошке – совсем не мем: как минимум половину меню занимают блюда из картофеля. Картошка отварная, картошка жареная, картошка кусочками, картошка пюре, драники из картофеля… это отражается даже на рекламе: на рекламных щитах отдельно указывается, что в комплекте с каким-нибудь кухонным комбайном идёт специальная тёрка для драников Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Правда, попытавшись купить этот самый комбайн в магазине, ты неизбежно столкнёшься со специфическим белорусским обслуживанием, когда продавцы смотрят на тебя с откровенной ненавистью. Я не сторонник “приклеенных улыбок” на лицах, но как-то не привык к тому, что продавщица в магазине, или кассирша, относится к тебе как к врагу народа. В принципе, причины такого отношения понятны: в Белоруссии до сих пор в законодательстве есть статья “за тунеядство”, и государство обеспечивает работой каждого (иногда встречаются весьма специфические профессии; например, когда в супермаркете около электронных весов стоит специально обученный человек, который твой товар взвешивает, и наклеивает на пакетик ярлычок), и не факт, что в продавцы идут по доброй воле… но всё равно в большую часть магазинов заходить неприятно.

Кстати говоря, в магазинах очень много “своего”: вся еда за исключением морепродуктов и тропических фруктов, мелкая бытовая техника, кухонная утварь, трикотаж, всё – изготовлено в Белоруссии. Либо как минимум собрано из комплектующих.

При всём при этом, в Минске почему-то наблюдается дефицит сувенирных магазинов: на удивление мало ларёчков, торгующих магнитиками, кружками и чем-то подобным. Сувениры там интересные, особенно те, что сделаны вручную, но их нужно специально искать.

И ещё интересный момент – во многих музеях, как в магазинах, вместо билетов выдают просто чеки – “оплачено” Гордость стоматолога.

Ну и наконец, говоря о Минске, нельзя не сказать о “Минском море” – Заславском водохранилище, образованном в 1956 году и имеющем форму неправильного овала примерно 10 на 4,5 километра, с берегами, усыпанными мелким жёлтым речным песочком, засаженными деревьями, и пользующимися такой же популярностью у местных жителей, как и наши городские пляжи. Вода, правда, на мой вкус была немного холодноватой, зато виды закатного “моря” оказались просто волшебными Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Заславское водохранилище («минское море»).

“Музей валунов”

На окраине Минска, в спальном районе “Уручье”, есть что-то типа парка-музея, не имеющего официального музейного статуса, но считающегося памятником природы. В этом месте после ледника осталось много крупных камней, ставших основой для парка валунов; в описании парка сказано, что парк представляет собой масштабную топографическую карту Белоруссии, отображающую её рельеф, дороги, реки, озёра и основные города. По факту же это просто красивый парк с большим количеством камней, как естественного (ледникового) так и искусственного происхождения; в частности, здесь находится каменный крест, т.н. “Крест Стефана Батория”, у которого, по преданию, обедал король Великого Княжества Литовского в одном из своих походов, камень, привезённый с языческого капища, камни, использовавшиеся в качестве мельничьих жерновов, и всё в таком роде.

Описания и пояснительные стенды ко всей этой красоте, к сожалению, исключительно на белорусском языке.

Сад камней.   Древний каменный крест.   Заштатный спальный райончик.

Дом-музей I съезда РСДРП

Дом-музей I съезда РСДРП.Так вышло, что первым музеем, который я посетил, оказался дом-музей Первого съезда Российской социал-демократической рабочей партии. Это знаковое, чтобы не сказать сакральное, место для советского (читай: мирового) коммунизма. В своё время в нём побывали Л.Брежнев, М.Горбачёв, Ф.Кастро, Хо Ши Мин, и многие другие коммунистические руководители рангом помельче. Кажется, каждый функционер советской номенклатуры, побывав в Минске, считал критически важным посетить этот музей. Здесь проводились пионерские и комсомольские слёты, вручались комсомольские билеты, проходили встречи с ветеранами партии. За год этот маленький домик принимал до полумиллиона (sic!) посетителей.

Как человек, довольно далёкий от коммунизма, и плохо знающий его историю, я этот музей как-то не оценил.

Жандармы начала XX века.   Какие-то известные личности. Надписи рядом с ними - на белорусском.

В настоящее время в трёх музейных комнатах действует несколько пересекающихся выставок: на стендах рассказывается о жизни предреволюционного Минска, о взаимоотношениях жандармерии и революционеров, о способах слежки, приводятся инструкции филёров (платных осведомителей). Одна из стен посвящена истории Первого съезда в лицах: девять фотографий, девять героических судеб. К сожалению, подписи под фотографиям идут исключительно на белорусском языке, как и половина всех остальных надписей в музее, что бесит. Особенно учитывая, что русский – официальный государственный язык.

Национальный исторический музей

Столь же странным показался и Национальный исторический музей Республики Беларусь. Он тоже маленький (у нас городской краеведческий музей больше и в каком-то плане интереснее), и по общему стилю подачи материала производит впечатление какого-то местечкового провинциального музейчика – хотя отдельные экспонаты встречаются весьма интересные. Но вот ощущения глобальности и древности нет: отдельные экспозиции существуют сами по себе, ни с чем не связаны, нет данных о прошлом, нет данных о будущем – взяли какой-то временной отрезок, сделали мгновенный снимок, засунули под стекло, а что было до и после – бог весть.

В собрании представлены в основном портреты разных государственных деятелей времён Великого Княжества Литовского, различные документы, письма, протоколы, верительные грамоты того времени, много места уделено гербовым печатям и фарфоровой посуде местного изготовления.

Зал с портретами.   Зал с тарелками.
Печати учреждений Великого Княжества Литовского:  трибунала, дворянского собрания, городской управы и т.п.   Письмо Александра Сапеги, виленского епископа, к Франтишке Юдицкой, главе францисканского ордена Минского конвента о разрешении на некоторые льготы. 9 мая 1671 года.

На втором этаже есть довольно любопытный зал религиозных аспектов жизни: территория современной Белоруссии неоднократно переходила, что называется, из рук в руки, и здесь успели отметиться все основные религии. Православие соседствует с католичеством, мусульманство идёт рука об руку с иудаизмом. Рядом – зал средневековой нумизматики. Оформлен очень забавно. 90% витрин выглядят примерно так: горшок, в котором был найден клад, и рядом монетки россыпью – ни подписей, ни указаний, просто “клад такой-то, найден тогда-то и там-то”. Плюс в отдельных витринах выставлены средства натурального обмена (беличьи шкурки, раковины – на территории Белоруссии-то! – и тому подобное), и небольшая коллекция арифмометров.

Интересно, что надписи практически везде идут на двух языках: белорусском и английском (с весьма своеобразным переводом, в стиле “Институт белка РАН” – “Squirrel Institute”, да собственно на фотографиях видно). Русского языка нет, в принципе. Как хочешь, так и ориентируйся в этом музее, экспонаты разглядывай Улыбайтесь! Вам идёт! :). Причём это последние веяния: более старые экспозиции на двух или на трёх языках, включая русский, а вот новые – мова-only.

Русская библия.   Типичный экспонат зала нумизматики.   Прибор для подсчёта доходов.

Также в музее в отдельном зале была выставка татарского быта, но это всё я видел непосредственно в Казани.

Музей истории Великой Отечественной войны

Минский музей истории Великой Отечественной войны.С убогими “национальными” музеями очень сильно контрастирует прекрасный Музей истории Великой Отечественной войны. Интересно, что он работает не просто как музей, но как своего рода культурно-образовательная организация: постоянно проводит какие-то выездные выставки, ведёт просветительскую работу, сотрудничает с разными детскими организациями. Сайт музея обновляется разными новостями несколько раз в неделю.

Музей очень натурный и фактурный: писем с фронта, фотографий и тому подобного в витринах практически нет, зато много материальных свидетельств – оружия, техники… особенно техники. С трудом представляю себе, как в залы музея затаскивали танки и бронетехнику, а тем более как подвешивали к потолку самолёты, но объекты говорят за себя сами. Также в каждом зале есть как минимум по одной красочной диораме, рассказывающей об отдельном эпизоде войны. На фотографии ниже – диорама хаотичной и отчаянной обороны Минска в первые дни войны.

Диорама отражает трагическую ситуацию, сложившуюся в первые дни войны под Минском. Воины Красной армии и лётчики Военно-воздушных сил Западного фронта защищали город в условиях нехватки артиллерии и танков, инженерно-сапёрных войск и при практически полном отсутствии истребительной авиации. Здесь впервые в ходе войны для борьбы с немецкими танками были использованы бутылки с зажигательной смесью. На переднем плане слева – фрагмент боя: расчёт 45-мм противотанкового орудия с позиции ведёт огонь по немецким танкам. Справа – мирные жители, пытающиеся бежать от войны, церковь и костёл в Заславе. На горизонте – горящий Минск.

Столкнувшиеся советский и германский танки.   Бутылка с зажигательной смесью; на «этикетке» - памятка-руководство, как её применять.   Диорама «Оборона Минска 25-28 июня 1941 года».

Залов на трёх этажах музея чуть ли не два десятка, и каждый посвящён какому-то отдельному эпизоду войны.

Гаубица №12667.   Ручные огнемёты и сапёрные принадлежности.   Армейский командный пункт.

Много места отведено партизанской и контрпартизанской войне: в густых лесах и болотах Белоруссии партизаны чувствовали себя вольготно, а немцы, наоборот, не очень. И хотя партизанам недоставало оружия, медикаментов, средств связи, они компенсировали всё это смекалкой. А густые леса позволили организовать даже что-то вроде подпольных оружейных заводов, на которых собирались различные виды вооружения. Образцы такого кустарного производства хорошо видно на фотографии: самодельные однозарядные пистолеты, пистолеты-пулемёты под патрон калибра 7.62, автоматы, и даже – самодельный гранатомёт; разработан последний на базе винтовки Мосина, насадка изготовлена из гильзы 45-мм артиллерийского снаряда.

Партизанский госпиталь.   Партизанская типография.   Партизанская оружейная мастерская.

Отдельная экспозиция посвящена партизанской медицине и работе врачей в землянках и лесных срубах.

Впрочем, гораздо шире об истории белорусской медицины рассказывается в специализированном музее.

Музей истории медицины

Общий вид на залы музея истории медицины Белоруссии.Музей истории медицины Белоруссии прекрасен всем. Начать стоит с того, что это не отдельная административная единица, а подраздление национальной медицинской академии и располагается в здании республиканской медицинской библиотеки. Найти его – тот ещё квест. Здание я нашёл почти сразу (правда, когда выходил из метро, запутался в многочисленных подземных переходах и три раза выходил не туда, ну да речь не о том). На самом здании ни табличек, ничего нет – кроме вывески “Республиканская медицинская библиотека”. Внутри тоже ни табличек, ни указателей; в конце концов я отловил какого-то аборигена – то ли сотрудника, то ли преподавателя – и он мне сказал искать на четвёртом этаже. На четвёртом этаже я нашёл кабинет №422 с табличкой “Музей истории медицины”, дверь его была закрыта, а на двери висело объявление: “По вопросам посещения музея обращаться в кабинет №417”. В кабинете №417 находился ответственный сотрудник с ключами, который перенаправил меня в кабинет №310 – оплачивать посещение (некруглая сумма в 3,33 белорусских рубля – вместе с правом на фото- и видеосъёмку). Получив заветный чек, я в обратном порядке дошёл до ответственного человека в кабинете №417, после чего мы вместе прошли в кабинет №422, завершив тем самым квест.

В общем, попасть в музей не так просто – но он того стоит. Экспозиция очень интересная и насыщенная; гораздо более насыщенная, чем в другом специфическом медицинском музее, в котором я побывал годом раньше – музее истории уездной медицины в Елабуге (Республика Татарстан).

Начинается осмотр с экспонатов, найденных при археологических раскопках могильных курганов. Черепа на крайней левой фотографии принадлежат мужчинам, промышлявшим отнюдь не сельским хозяйством; на левом черепе имеются многочисленные следы ранений, нанесённых колющим и режущим оружием, со следами заживления, на правом – следы успешной трепанации. Там же – медицинские инструменты: бронзовые пинцеты, шила и тому подобное. На центральной фотографии представлены фотоэкспонаты – древние люди страдали кариесом, ели что-то очень твёрдое, ломали бёдра, рёбра и предплечья. Ну а фотография справа – это уже медицина как наука; на фотографии представлено печатное издания отчёта Дж. Чьякоры о лечении Великого князя литовского и Короля польского Стефана Батория, закончившегося секцией – первым документально зафиксированным патологоанатомическим исследованием тела умершего человека в Северо-Восточной Европе.

Инструменты средневековой медицины и останки её жертв.   Фотоэкспонаты средних веков.   Отчёт о первом задокументированном патолого-анатомическом вскрытии в Северо-Восточной Европе.

В музее очень много печатных и рукописных документов, так или иначе относящихся к медицинской практике. Присутствуют рецепты на лекарства (как, например, рецепт лекарства «Териак Митридата» из рукописного сборника рецептов из несвижской аптеки князей Радзивиллов, написанного в XVIII веке), а по соседству с ними – тексты молитв “от хинти, тетки, трясцы (лихорадки)”, “от золотника (пупочной грыжи)”, “от рожи”, “от зубной боли”, “от выкидыша”; эффективность их, вероятна, была примерно одинаковой. Есть что-то вроде иллюстрированной методички по вправлению вывихов плеча – кардинальных изменений с тех пор в методике не произошло.

Методичка по вправлению вывихов.   Молитвы на избавление и убережение от различных заболеваний.   Рецепт лекарства «Териак Митридата». Странциы рукописного сборника рецептов из несвижской аптеки князей Радзивиллов, XVIII век.

Вместе с документами-руководствами представлены и документы-свидетельства – о присвоении квалификации фельдшера (за обучение в государственной школе в течение 4 лет 9 месяцев новоиспечённый фельдшер был обязан отслужить в минской губернии 7 лет и 1,5 месяца) или повивальной бабки 2-го разряда. Интересно, что расписывались в этих свидетельствах не только члены приёмной комиссии, но и все преподаватели, учившие студентов.

Аттеста обучавшегося в фельдшерской школе.   Свидетельство о присвоении квалификации повивальной бабки 2 разряда.

О повивальных бабаках, кстати, разговор отдельный. Вот выдержка из инструкции, составленной директором “родильного института повивальной школы”:

1. Должность исправлять со всею ревностью и исправностью, соответственно правилам, полученным от наставников в повивальной школе.

2. Во всякое время дня и ночи, куда б не звали к роженице или к больной женщине, без различия звания, состояния и веры, оказывать прилежно и старательно всякую возможную и повивальным бабкам дозволенную помощь и не оставлять роженицы до окончания родов.

3. При правильных, но продолжительных родах с приличным терпением ожидать, не склоняя роженицы к напрасным преждевременным усилиям и вредным приёмам.

4. Дозволенных повивальным бабкам к употреблению средств никогда и ни в каком случае не применять с преступною и законопротивною целью.

5. В неправильных и опасных случаях, где познаний повивальной бабки будет недостаточно, тотчас обращаться к ближнему врачу.

6. Семейных и женских тайн без особенной надобности никому не выдавать.

7. О замечательных уродливостях новорождённых тотчас доносить ближайшему начальству.

8. По прошествии каждого месяца представлять во Врачебное Отделение Губернского Правления имена и состояние разрешившихся рожениц с обозначением исхода родов.

9. Увидавши, что нигде не учившаяся и не удостоенная от начальства на то права женщина отправляет повивальную практику, тотчас о сем доносить своему начальству.

10. Вести самую примерную, трезвую и богобоязненную жизнь и не употреблять скверных и бранливых слов.

11. При абсолютной невозможности отыскать врача, в крайних и опасных для жизни матери и младенца случаях, разрешается производить ручные операции и наложение щипцов; равно как и употребление некоторых из сильнодействующих лекарств.

Из этих пунктов и расставленных акцентов можно сделать некоторые весьма определённые выводы о медицине того времени Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Отдельного упоминания заслуживают примеры рекламы медицинских услуг конца XIX начала XX века, аутентично расклееные на тумбах. В принципе, от рекламы сегодняшнего дня отличается несильно: волшебные пилюли, способные за два месяца придать груди приятные объём и форму, чудодейственный вазелин “Чизбро”, капли от всех болезней сразу, убирающие грыжу волшебные бандажи, и прочая, и прочая. Но есть и интересные уникальные моменты, характерные для рекламы полуторавековой давности; как, например, совершенно прекрасная в своей наивности реклама чудодейственного “Спермина-Пеля”.

Больных, пользующихся Спермином-Пеля, стараются обмануть посредством широковещательных реклам о жидкостях из семенных желёз, причём в этих рекламах самым беззастенчивым образом искажаются факты и ссылаются на имена и труды иностранных учёных, которые никогда и не видали этих препаратов. Мы считаем своим долгом предостеречь больных от этих вытяжек, так как они, не имея ничего общего со Спермином-Пеля, часто содержат вредные для здоровья вещества.

При неврастении, половом бессилии, старческой дряхлости, истерии, невралгиях, малокровии, чахотке, сифилисе, последствиях ртутного лечения, сердечных заболеваниях (ожирении, склерозе сердца, сердцебиениях, перебои, миокардиты), атеросклерозе, алкоголизме, спинной сухотке, параличах, слабости после перенесённых болезней, переутомлении и проч., только Спермином-Пеля достигнуты те блестящие результаты, о которых свидетельствуют наблюдения известнейших учёных и врачей всего мира.

Следует обращать внимание на название СПЕРМИН-ПЕЛЯ и отказываться от всех вытяжек и жидкостей с разными названиями, о негодности которых издана особая брошюра, которая высылается безвозмездно с новейшей литературой о Спермине.

Спермин-Пеля имеется во всех аптеках и аптекарских магазинах.

С установлением в Белоруссии советской власти и монополизацией медицины объявления начинают носить уже менее чудодейственный и более конкретный характер.

Реклама Чизбро вазелина.   Реклама мази для увеличения груди.   Реклама методов лечения грыжи и ревматизма.   Реклама протезного предприятия и государственной аптеки.

Также было интересно ознакомиться с расценками и видами выполняемых стоматологических работ: “совет” (консультация) – бесплатно, а вот остальное – за деньги. Самое дешёвое – пломба цементом, дальше по возрастанию идут пломбирование медной, серебряной, золотой и платиновой амальгамами, а также непосредственно золотом и фарфором. Также в лечебнице могут вставить новые зубы, методик предлагается масса: поставить протез на каучук, на золотой вклад на каучукувую пластинку, на каучук за золотые скобки, вставки, пластинки, на золотую коронку или – самое дорогое – на золотой штифт. Без установленной таксы, “по соглашению” производятся мостовидные работы и постановка обтураторов (протезов для дефектов нёба).

Анестезия, на выбор, может быть либо местной (два препарата – “Aethil chloril”, по-современному хлорэтан, обеспечивающий местную анестезию за счёт сильного охлаждения тканей при испарении, и “Cocaini” – кокаина гидрохлорид, вводился инъекционно), либо общей (на выбор – закись азота или хлороформ).

Кроме расценок, в музее можно полюбоваться на стоматологическое кресло, сверлильную машину, плевательницу, и прочие интересные вещи. В той же витрине – рентгеновские аппараты образца 1905 и 1950 годов (несильно отличаются друг от друга), тонометры в деревянной коробочке с открывающейся крышкой, ступки и пестики для приготовления лекарств, счётные аппараты форменных элементов крови, микроскопы (точно такие же были у нас в школе на уроках биологии), и многое другое. Кстати, интересный факт: в начале века на территории Белоруссии производилось около половины всей аптечной посуды, и насчитывалось 297 аптек и аптечных магазинов.

Расценки минских зубных врачей Кудзиновича и Каплана.   Медицинский инструментарий начала ХХ века.

Завершатеся экспозиция витриной, рассказывающей об особенностях пользования больных в партизанских отрядах. Несколько характерных эскизов (особенно впечатляет “зубное кресло” с анестезией “под крикаином”), хирургические инструменты и лекарства – в основном трофейные, добытые врачами из немецких больниц или отбитые в боях.

Банки по-партизански. Хирургические инструменты, трофейный шовный материал.   Инструменты, лекарства, эскизы лесного бытия.

Всего в фондах музея хранится около 33 000 экспонатов, первый из которых зарегистрирован в книге поступлений 8 сентября 1958 года; это была фотография здания стационара Заостровечской сельской участковой больницы (к сожалению, не обратил внимания, выставлена ли она сейчас). Более подробно с историей учреждения и развития музея можно ознакомиться по ссылке.

Музей истории МВД

Полковник Иванов слушает!В центре Минска в здании в центре квартала (не сразу и найдёшь, даже с картой, вход через какие-то дворы) расположился музей МВД Республики Беларусь – в отличие от всех остальных музеев, относящихся к министерству культуры, музей МВД ведомственный, и потому обладающий определённой спецификой. Не успел я зайти внутрь – ко мне подходит сотрудник (милиционер, в форме, с оружием), и такой: “Здравствуйте! Желаете осмотреть музей? Ваши документы, пожалуйста!” Улыбайтесь! Вам идёт! :). Первый раз в жизни меня спросили документы в музее. Зато осмотр – бесплатный; а если придти группой, то можно даже получить бесплатную экскурсию.

Сам музей очень интересный; немножко сумбурный, как почти все минские музеи, но очень фактурный, с большим количеством настоящих экспонатов, часть из которых когда-то была вещественными доказательствами. Видно, что им занимались, возможно, и не совсем профессионалы, но люди, искренне любящие своё дело.

Доклад о формировании Мозырьской уездно-городской милиции и её деятельности со дня формирования.Здание музея двухэтажное, два зала на первом этаже посвящены истории милиции в Средние века и Новое время; а три зала второго этажа рассказывают об истории милиции с 1920-х годов и до наших дней.

В первом зале рассказывается о деятельности структур охраны правопорядке в те времена, когда Минск входил в состав Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой. Представлен ряд интересных документов, как, например, приказы об учреждении милиции, архивные документы, печати того времени.

Некоторый интерес представляет и выдержка из судебного кодекса тех времён:

Некоторые виды преступлений согласно юридической терминологии Великого Княжества Литовского XVI-XVIII вв.

  • Абражанне маястату – государственная измена, покушение на жизнь и достоинство великого князя.
  • Вина крывавая – умышленное убийство.
  • Навабенне – вызов на поединок.
  • Чвалт, наезд – нападение на жилище с целью убийства и грабежа.
  • Возня – ссора.
  • Валька – драка.
  • Вшетечество – распутный образ жизни.
  • Звада – ссора или драка, повлекшая за собой убийство.
  • Зводництва – сводничество.
  • Згвалтаванне – изнасилование.
  • Испаш – потрава домашними животными чужих посевов.
  • Патвар – ложный донос.
  • Пахвалка – публичная угроза в чей-то адрес.
  • Рапы – телесные повреждения.
  • Охроменье членов – телесные повреждения конечностей.
  • Чары – магические приёмы, при помощи которых был нанесён ущерб.
  • Чужаложества – супружеская измена.
  • Шкода – моральный или материальный ущерб.

Как видите, есть определённые различия с современностью.

Во втором зале представлены материалы по истории учреждения Министерства внутренних дел императором Александром I, деятельности органов правопорядка в XIX веке. Что-то типа диорамы позволяет представить, как смотрелись на улицах города постовые и городовые, а “типовые” планы тюрем заставляют задуматься о том, как же хорошо жить в гуманном и цивилизованном XXI веке, а не в просвещённом XIX.

Минский постовой.   Типовые проекты губернских и уездных тюрем Российской империи. 1846 год.   Медаль «За пьянство». Весит около 18 килограмм.

Третий зал посвящён становлению белорусской милиции в 1917-1939 годах; во главе её в то время стоял Михаил Васильевич Фрунзе. Требования к поступающим в школу милиции были достаточно либеральные по нынешним временам, и достаточно жёсткие для того времени.

Условия, предъявляемые к поступающим в Минскую школу милиции им. М.В.Фрунзе на отделения младших милиционеров, старших милиционеров, работников уголовного розыска.

1. Не меньше 21 года и не больше 30 лет от роду.

2. Быть физически вполне здоровым.

3. Обладать знаниями в объёме: а) по белорусскому языку – общее знакомство с белорусским языком, уметь читать и писать; б) по русскому языку – уметь бегло и толково читать и устно передавать прочитанное, уметь писать небольшие рассказы по прочитанному, небольшой отрывок под диктовку без грубых грамматических ошибок, знать основные правила грамматики; в) по арифметике знать 4 действия над целыми числами любой величины (сложение, вычитание, умножение и деление), быть знакомым с метрической системой мер и весов.

Да и условия работы были далеки от идеальных. Так, например, придя на вызов, можно было легко оказаться на том свете:

Милиционер А.А.Новиков, получив сообщение о выделке гражданином деревни Городки Жобинского с/с Смолевичского района Шатилой Аполлинарием самогонки, выехал чтобы забрать её и задержать виновного.

После недолгого обыска аппарат и самогон были тов. Новиковым найдены. Сев за стол в доме гр. Шатилы, тов. Новиков стал писать протокол. В это время Шатило, самогонщик-рецидивист, не раз отбывавший наказание в остроге за разные преступления, накинулся на тов. Новикова с топором и засёк его, нанеся ему несколько ран.

Через два дня в Смолевичской больнице от глубоких ран в голову тов. Новиков скончался.

Вообще, борьба с самогоноварением – какой-то отдельных пунктик у белоруссов. У них до сих пор действует законодательный запрет за самостоятельное изготовление алкоголя; хотя в магазинах, в отличие от России, купить пивасик или водочку можно в любое время суток, без всяких мораториев типа “первого сентября”, или там “всероссийского дня выпускного”.

Борьба с самогоноварением в 1925 году:
  • Отобрано самогонных аппаратов – 7 738
  • Отобрано самогона в вёдрах – 3 117
  • Отобрано браги в вёдрах – 58 795
  • Сделано обысков и облав – 26 798
  • Привлечено лиц к ответственности – 18 732
  • Взыскано штрафа – 186 540 рублей.

Отдельный зал посвящён деятельности милиции в голды Великой Отечественной войны, боевым заслугам ушедших на фронт милиционеров, а также участию органов правопорядка Белорусской ССР в войне в Афганистане и ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Минская милиция в Афганской войне.   Схема маршрута автопатруля №1.   Минская милиция в ликвидации аварии на ЧАЭС.

Современная милиция Минска.Пятый и последний зал музея посвящён непосредственно истории борьбы милиции с нарушителями закона, примерно с конца 1960-х годов и до наших дней. Представлено довольно много экспонатов, когда-то бывших вещественными доказательствами: тут есть ручная дрель вора-домушника, “рабочий чемоданчик” вора-медвежатника, целая витрина с самодельным оружием – от ножей и кастетов, до пистолетов. револьверов, винтовок и даже такой экзотики как самодельные арбалеты. Отдельным стендом оформлены фальшивые банкноты СССР и независимой Белоруссии, и даже стоит самый настоящий печатный станок для печати фальшивых денег – с трудом могу себе представить, в каких масштабах работали правонарушители. Две или три витрины посвящены терроризму: коробки из-под сока, в середине которых закреплён кусок взрывчатого вещества с запалом, а свободное пространство забито перемотанными скотчем металлическими шариками, самопальные взрыватели, газетные вырезки, расказывающие о последствиях терактов.

Есть и совсем современные стенды, с примерами экипировки штурмовых отрядов полицейского спецназа. Одна из стен закрыта дюжиной экранов, на которые в режиме реального времени выводится картинка с камер наружного наблюдения, размещённых на центральных улицах.

Инструменты вора-домушника.   Чемоданчик вора-медвежатника.   Самодельное оружие.

В общем, музей мне очень понравился и впечатлил.

Музей истории белорусского кино

Музей истории белорусского кино.Недалеко от музея МВД в красивом трёхэтажном здании расположился музей истории белорусского кино. Музей довольно интересный, но традиционно слегка однобокий. В нём есть натурные экспонаты – киноаппараты, пульты для сведения звука, монатжный столик с древним кинескопом, но основная часть экспозиции образована своего рода информационными стендами – “был вот такой-то фильм, про то-то и то-то, получивший такие-то и такие-то премии”. Вы знали, что были такие мегапопулярные в своё время фильмы как “Иди и смотри”, “Через кладбище”, “Чёрная берёза”? Вот о них и можно узнать на стендах – если вы умеете читать по-белорусски, разумеется, потому что русский перевод есть далеко не на каждом стенде.

Съёмочная аппаратура 1960-х, 1970-х годов.   Стенды с кадрами и кратким описанием фильмов.

Ознакомившись с подборкой этих фильмов, да и вообще с экспонатами, можно сделать вывод, что белорусское кино родилось примерно в 1950-х и умерло в конце 1980-х, а единственным источником киновдохновения для режиссёров и сценаристов была Великая Отечественная война. И даже если не война, то всё равно в их фильмах кто-то обязательно страдал. Трагедия-детектив, трагедия-триллер, трагедия-военная-проза, просто трагедия, наконец – вот о чём снимали кино в Белоруссии.

Контрастом, примерно четверть зала занимает экспозиция, посвящённая относительно современному кукольному мультфильму “Волшебная свирель”, основанном на традициях осетинского (а конкретнее – нартского) устного творчества. В деталях показаны все этапы съёмки мультфильма, от написания сценария, через рисование примерных планов и видов, и заканчивая натурным съёмками, декорации для которых изготавливаются вручную.

Раскадровка фильма «Волшебная свирель».   Примерно так ведутся съёмки кукольного фильма.   Режиссёрский сценарий кукольного фильма «Волшебная свирель» за авторством Михаила Тумели.

На третьем этаже музея проходила временная выставка белорусских инфернальных существ, аналогов домовых, ведьм, кикимор и прочих; довольно любопытное смешение исторических традиций и жанров.

Помимо собственно музейной функции, музей выполняет и функции дома кино; как написано у них на сайте, можно даже заказать просмотр ряда фильмов из имеющихся в наличиии и посмотреть его в условиях маленького кинотеатра.

Музей занимательных наук “Квантум”

Ещё один нестандартный музей – музей занимательных наук “Квантум”. Строго говоря, это не музей, и даже сложно подобрать какие-то аналогии. Больше всего он похож на гибрид между технической выставкой и детской площадкой. Здесь всё двигается, крутится, пищит, звенит, булькает, каждый экспонат можно потрогать руками и осмотреть со всех сторон. В общем, интерактивность зашкаливает.

При этом, ничего сверхъестественного в музее нет: просто кратенько рассказывается о самых популярных, легко исполнимых на практике и, главное, зрелищных физических эффектах. По сути, это такая гигантская лабораторная комната кабинета физики. И вот эта интерактивность привлекает как детей, так и многих взрослых (у вас в школе ещё были лабораторные работы? у меня уже нет, и мне тоже было интересно до крайности).

Секреты люминесценции.   Стенды, объясняющие разницу ускорений и явления проводимости.   Зеркальный лабиринт. Где стена? Где выход? На зрение полагаться нельзя - обманет!

Здесь можно оценить своими глазами маятники разных видов, познакомиться с люминесценцией, потрогать газоразрядную лампу, подержать мячик в потоке воздуха, пострелять дымными кольцами из ящика Вуда, посидеть на стуле из бильярдных шаров и гвоздей и своей попой оценить, что мягче, погулять в зеркальном лабиринте (и это по-настоящему здорово – в этих зеркалах спокойно можно потеряться, и ориентироваться приходиться не на зрение, а на осязание), и даже выдуть гигантский мыльный пузырь, такой большой, что внутри него можно уместить человека. А можно залезть в стеклянный ящик размерами метр на метр; если верить пояснительной табличке, в одном кубометре пространства легко умещаются шесть-восемь детей. Проверено экспериментально!

В чём сила эволюции, брат?   Ну-ка, сколько Александров может уместиться в одном кубометре пространства?

А самое интересное в музее – то, что практически все “экспонаты” любой желающий может повторить у себя дома, ни разу не выйдя за пределы навыков и умений, полученных на уроках труда.

И вот это вот умение сделать конфетку из говна и палок – действительно подкупает.

Музей миниатюр “Страна мини”

Миниатюра в процессе создания.Один из самых необычных и интересных музеев города – музей миниатюр “Страна мини”. В экспозиции представлено 18 точных копий достопримечательностей, отобранных по принципу культурной и исторической значимости. Примерно половина миниатюр представляет собой здания Минска (сюда входят Национальная библиотека, Дворец культуры профсоюзов, Национальный театр оперы и балета, несколько храмов), а вторая половина – объекты остальной части Белоруссии (Несвижский замок, Мирский замок, Каменецкая башня, Брестская крепость и другие). Где-то это отражение текущих реалий, а где-то – реконструкция давно минувших дней (миниатюра Брестской крепости, например, запечатлела момент штурма крепости немецкими войсками).

Миниатюры сделаны очень подробно и тщательно, видно, что исполнителям нравится их дело. Для каждой миниатюры есть два варианта освещения, “дневное” и “ночное”, поменять которые можно нажатием кнопки; а кое-где есть даже движущиеся элементы – так, например, одна из стен театра оперы и балета убрана, и видно крутящуюся сцену, актёров на ней и посетителей в зрительном зале.

В комплекте с билетом идёт бесплатный аудиогид, рассказывающий историю каждой миниатюры; от восьми до пятнадцати минут краткой исторической справки, начитанных хорошо поставленным голосом. Честно говоря, я больше предпочитаю печатный текст, но не могу не отметить, что сделано достаточно удобно и полезно.

Миниатюра Брестской крепости, реконструкция штурма Брестской крепости войсками Германии.   Миниатюра Каменецкой башни, реконструкция вида в XV веке.   Театр оперы и балета в миниатюре.

Единственный недостаток музея – цена билета, которая в три раза выше, чем в остальных музеях (что и понятно: музей частный, и не получает дотаций от государства). Впрочем, он стоит своих денег.

Как написано на сайте – “наш музей – первое, что стоит посетить туристу”, и я готов с этим согласиться. Действительно, можно сразу отобрать, какие места тебе кажутся красивыми и достойными посещения, а на какие не стоит тратить время.

Музей авиационной техники

И последний из минских музеев – музей авиационной техники под открытым небом, расположившийся на территории и на площадях Центрального аэроклуба ДОСААФ. Музей натурный, все экспонаты – более 30 различных машин – настоящие, летавшие, участвовавшие в боях или мирных операциях. В основном представлена военная техника, но есть и несколько гражданских моделей, и даже экспериментальный самолёт с круглым крылом.

Музей авиационной техники Белоруссии.   Экспериментальный образец - самолёт с монокрылом.

В отличие от многих музеев, этот позволяет осмотреть экспонаты не только снаружи, но и изнутри: некоторые из самолётов и вертолётов открыты, и ты можешь залезть в них, посидеть на месте пилота боевого вертолёта Ми-24, или же месте его бортстрелка, или же залезть в грузовой отсек и представить себя десантником. Можно также посидеть в кресле пилота истребителя типа “МиГ”, или легкомоторного самолёта типа “Ан”. Мальчики всех возрастов, от самых маленьких до самых больших, писаются кипятком от богатства впечатлений.

Вертолёт с открытым десантным отсеком.   И внутреннее убранство его кабины.

Также на территории музея действует выставка космических аппаратов, но по сравнению с профильными музеями особенного интереса она не представляет.

Кроме многочисленных музеев и архитектуры, в Минске есть ещё два объекта, стоящих посещения.

Ботанический сад

Карта-схема минского ботанического сада.Центральный ботанический сад Национальной академии наук Беларуси считается ведущим научным учреждением Белоруссии в области интродукции, акклиматизации, физиологии, молекулярной биологии, биотехнологии, биохимии и экологии растений. Его коллекция насчитывает более 12 000 наименований растений, как культурных, так и дикорастущих, а организационная структура включает в себя девять различных отделов и лабораторий. И вот эта вот приставка “научный” чувствуется везде. До этого я был в двух подобных учреждениях – в ботаническом саду Санкт-Петербурга и в сочинском “дендрарии”, и могу с уверенностью сказать, что минский ботанический сад – самый большой (почти 100 гектаров), красивый и ухоженный из них всех. Но – повторюсь – ботаники как науки там гораздо больше, чем сада.

Широкие тенистые ухоженные аллеи.Основан сад был в 1932 году в качестве ландшафтного парка с геометрически правильной планировкой: прямые аллеи, радиально расходящиеся от центральной площади, делят сад на географические сектора. Отдельно расположены оранжерея, розарий, участок с лекарственными растениями, и даже небольшой прудик с коллекцией водных растений. Развлекательной инфраструктуры при этом в парке практически нет: ни кафе, ни танцплощадок, и всего несколько ларёчков с водой и мороженым. Интересно, что хотя многие растения подписаны, шрифт на табличках такого размера, что прочитать его становится возможным с расстояния максимум в метр – но никак не с пешеходной дорожки. А ещё этих растений действительно много. Если рододендроны, то сорок наименований. Если сосны, то целая аллея. Если розы, то пара гектаров. И ходишь по этим огромным площадям, смотришь на практически ничем не отличающиеся друг от друга растения, и потихоньку скучаешь.

Общий вид одного из секторов.   Один из видов сливы.   Розарий.

Водоём с коллекцией водных растений.Впрочем, если рассматривать это хождение не как осмотр достопримечательностей, а просто как приятную прогулку по красивому парку, то здесь ботанический сад просто вне конкуренции. Гулять по этим широким тенистым ухоженным аллеям очень приятно и комфортно, как для тела, так и для души. Ровные дорожки заасфальтированы или выложены плиткой, через равные промежутки стоят удобные лавочки для отдыха.

Самая интересная часть парка – крытая оранжерея с тропическими и пустынными видами растений. Под стеклянным куполом на двух этажах сконцентрировано разнообразие южной теплолюбивой флоры, и даже немножко фауны: стоят клетки с попугайчиками, в фонтанчике греются друг на дружке красноухие черепашки, а в маленьком прудике, через который перекинут мостик, плавают яркие экзотические рыбки. Вот здесь действительно можно зависнуть надолго.

Красноухие черепашки.   Оранжерея. Огромное растение справа - банан.

Из всего сада мне больше всего понравилась именно оранжерея: в ней всё концентрировано, интересно, интерактивно, и просто здорово Улыбайтесь! Вам идёт! :).

Минский зоопарк

Попугаи свободно летают под куполом экзотариума.Минский зоопарк прекрасен. Не могу сказать, что у меня большой опыт их посещения – в московском зоопарке я был в далёком-далёком детстве, сочинский зоопарк неплох, но мелковат, а о саратовском и всяких “контактных” я и вовсе молчу… но даже с таким куцым опытом я не могу не отметить, что минский зоопарк великолепен. Территория его сравнительно невелика, но внутренняя планировка такова, что можно ходить по нему часами, как по торговому центру, переходя от одного вольера к другому.

В зоопарке представлена как местная фауна, вроде всяких оленей, орлов, сов и ужасно опасных кроликов, так и экзотическая: есть львы, верблюды, мангусты (удивительно милые, пушистые и активные существа!), а также павлины с сияющими хвостами.

Уважаемые посетители! Кролик - наш друг и питомец!   Он очень опасен, поэтому содержится в вольерах за двойным барьером, обятнутых проволокой, по которой пущен электрический ток!

В отдельном здании располагается экзотариум: в стеклянных клетках греются под лампами змеи и ящерицы, в основном ядовитые, плавают хищные черепахи, ползают пауки и скорпионы. А рядом – что-то типа оранжереи, под куполом которой свободно летают попугаи ярких расцветок, в воде плавают крокодилы и красноухие черепахи, а в загончиках хрумкают фруктами морские свинки и капибары.

Впечатление несколько портит то, что ряд помещений и вольеров откровенно просят ремонта – но видно, что они не заброшены, просто стоят в очереди на реконструкцию.

Мирский замок

Мирский замок вблизи.И в заключение хотелось бы рассказать о замковом комплексе “Мир”, расположенном примерно в ста километрах от Минска. В Белоруссии не так много аутентичных, не восстановленных с нуля по сохранившимся рисункам и чертежам, зданий; и замок Мир – один из них. Не то чтобы он совсем не пострадал, но его по крайней мере реставрировали, а не строили заново.

Первый камень в основание замка был заложен в 20-х годах XVI века, и оснований для его строительства было несколько: во-первых, в начале XVI века земли Великого Княжества Литовского подвергались регулярным набегам крымских татар, да и феодальные группировки внутри княжества не ладили между собой, а во-вторых, хозяин замка Юрий Ильинич стремился получить графский титул Священной Римской империи, а одним из необходимых условий для этого было наличие в собственности каменного замка.

Всего было возведено пять башен, высотой 25 метров, имевших по пять боевых ярусов с бойницами каждая, спланированных как самостоятельные узлы обороны. Башни несколько выходили за границу соединяющих стен, что позволяло вести фланговый огонь вдоль стен и на подступах к ним. Стены состояли из трёх слоёв: наружный и внутренний слои были выложены из кирпича с вкраплениями камня-валуна, а пространство между ними заполнено щебёнкой и кирпичным боем. Толщина стен в основании достигала трёх метров.

Интересно, что за сорок лет достроить замок до конца так и не смогли; а после угасания рода Ильиничей права на Мирское графство и, соответственно, на замок перешли представителю могущественного рода Радзивиллов, Николаю Христофору Радзивиллу. При нём была произведена реконструкция замка, вокруг него возведены земляные валы и выкопан заполненный водой ров; но несмотря на эти модернизации, оборонительное значение замок практически потерял, став одной из загородных резиденций, в то время как основной княжеской резиденцией стал возведённый в конце XVI – начале XVII века укреплённый Несвижский замок. К одной из стен пристроили трёхэтажный дворец; на первом этаже дворца находились различные технические помещения, второй этаж занимали администрация Мирского графства, замковый суд и канцелярия, а третий этаж был отведён под жилые помещения. Помимо дворца, были возведены и другие хозяйственные постройки, а рядом с замком был разбит итальянский сад.

“Золотой век” замка продлился несколько десятилетий, и закончился в 1655 году опустошением казаками Ивана Золотаренко и солдатами воеводы Алексея Трубецкого в ходе войны между Русским царством и Речью Посполитой. Около тридцати лет замок стоял заброшенный и разорённый; в конце XVII века его попытались было восстановить, но в 1706 году через Мирское графство прошли войска шведского короля Карла XII, и замок снова пришёл в запустение. Восстановили его только к середине века, попутно перестроив жилые и хозяйственные помещения дворца: вместо одинаковых квадратных помещений на третьем этаже дворца появилась анфилада залов, богато украшенных деревом, фарфором, тканями и драгоценными металлами. Замок стал местом для приёмов гостей и, временами, своего рода охотничьим домиком.

Вид на Мирский замок с другого берега озера.В 1891 году Мирские земли купил наказной казачий атаман Войска Донского Николай Иванович Святополк-Мирский; как предполагают, вдохновлённый сходством своей фамилии и названия графства. При нём был возведён спиртовой завод, остатки итальянского парка переделаны в парк английский, с водоёмами и островами на них, а также отремонтированы основные замковые постройки и возведены новые.

В 1939 году в Мир пришли войска Красной Армии, разместившие в замке мелкое артельное производство. Во время Великой Отечественной войны, с мая по август 1942 года, на территории замка находилось еврейское гетто.

После войны замок продолжал использоваться в основном как жилое помещение (последняя семья выселилась из замка в 1962 году). Реставрационные работы начались только в 1983 году, а первая музейная экспозиция открылась в октябре 1992 года. Сам замок, как самостоятельный культурный комплекс, открылся в конце 2010 года.

Сейчас замок Мир выполняет как культурные, так и развлекательные функции: музейные экспозиции стараются охватить все этапы жизни замка, а в помещениях бывшего дворца Радзивиллов действует отель с 16 комфортабельными номерами в интерьерах конца XIX века, ресторан белорусской кухни (еда, кстати, так себе), есть две лекционные аудитории.

Историческая часть Мирского замка.   Музейно-развлекательная часть Мирского замка.

Историческая часть экспозиции разместилась в башнях и подвалах под ними, соединёнными сложной системой переходов. Внутренние проходы восстановлены аутентично, и, соответственно, узкие, с высокими крутыми ступенями, и низкими притолоками у дверей, заставляющими всех входящих пригибать голову. Экспонаты (оружие, одежда Великого Княжества Литовского XV-XVIII века) существенной ценности не представляют – практически все они, за редкими исключениями, современные реплики, а вот побродить по переходам старинного европейского замка, позаглядывать в узкие бойницы – интересно; у нас такого нет, русская традиция строительства крепостей развивалась иначе.

В подвале одной из башен устроена имитация маленькой замковой тюрьмы (желающие могут сфотографироваться в деревянных позорных колодках), а на одном из ярусов другой – что-то вроде выставки изразцов. Самый древний тип изразца – ещё далеко не оптимального с практической и эстетической точки зрения – датирован XV веком; образец сформирован на гончарном круге из глиняной массы и по форме напоминает цилиндр.

Аутентичная полувинтовая лестница.   Верхний боевой ярус одной из башен.   Примерно так выглядел замок до реставрации.

В подвалах дворца можно ознакомиться со средневековым бытом: есть холодная кладовая для скоропортящихся продуктов – древний аналог холодильника, винный погреб, в котором в специальных ячейках лежат бутылки, а на помосте покоятся огромные винные и пивные бочки, а также – самый интересный экспонат – напольные рычажные весы. К слову, “стандартом” для европейских замков XVII века считалось иметь запас продовольствия, рассчитанный на три года непрерывной осады.

Рядом находится интересная экспозиция, по инвентарному описанию замка 1688 года – “изба белая кухонная каменная”; в переводе – столовая для слуг приезжающих гостей и работников замка.

замковая продуктовая кладовая.   Напольные рычажные весы.

Два этажа дворца посвящены эволюции быту владельцев замка, от скромного воина-шляхтича, неприхотливого в быту, простого, искреннего, мужественного и преданного Отечеству, через идущего в ногу со временем князя века Просвещения, и до крупного землевладельца середины XX века, желающего одновременно сохранить атмосферу древнего замка, и в то же время иметь все новинки XX века – паровое отопление, электрическое освещение, телефонную связь…

Обстановка воссоздана по воспоминанием современников и нескольким сохранившимся фотографиям.

Обеденная зала Радзивиллов.   Интерьер гостиной князя Михаила Николаевич Святополк-Мирского.

Особенно интересно было ознакомиться с замковой библиотекой, в которой также хранились семейные архивы, фотографические альбомы и карты местности, и кабинетом последнего хозяина замка, князя Михаила Николаевича Святополк-Мирского: денди, дипломата, атеиста и полиглота (князь мог свободно говорить и писать более чем на десяти иностранных языках, включая китайский и арабский).

Наряду с обстановкой, выставлены и предметы быта дворянства того времени: заколки для волос, дамские веера, карманные часы, письменные приборы, пенсне в деревянных футлярах, курительные трубки, и прочие мелкие атрибуты повседневности.

Заколки, веера, карманные часы, деревянный футляр для пенсне.   Коллекция вееров.

Отдельная обособленная экспозиция посвящена еврейской общине Мира. В своё время они составляли значительную часть населения княжества, а их община даже имела собственную юрисдикцию: в её ведении находились вопросы религии, нравственности, семейного быта, медицины, налогообложения, торговли… в конце XVII века в графстве действовало 109 торговых заведений, большинство из которых принадлежало евреям.

В годы Великой Отечественной войны замок был превращён в еврейское гетто. На крайней левой картинке представлены фотографии тех, кто жил в Мире и окрестностях до войны; большинство из них не дожили до Победы. В сентябре 1941 года в мирское гетто было свезено около 3 000 человек, которых потом постепенно убивали мелкими и средними группами; большинство было расстреляно в ложбине, в печаном карьере под стеной замка, но некоторых показательно расстреливали на центральной площади посёлка, или просто на улицах. К маю 1942 года в гетто оставалось около 850 евреев; их всех разместили непосредственно на территории замка. Кормить их не полагалось, зато разрешалось работать – в основном, на разборах завалов после бомбардировок. В конце лета было принято решение о ликвидации гетто вместе со всеми его обитателями; евреев предупредил Освальд Руфайзен – переводчик в отделении полиции. Ему удалось организовать выход из гетто – к сожалению, не всех, а только лишь молодых людей, способных самостоятельно ходить, по разным данным от 150 до 300 человек. Оставшиеся в гетто евреи были расстреляны в августе 1942 года.

Фрагмент рукописной Торы.   Фотографии и письменные свидетельства людей, живших в окрестностях Мира до войны.   Монетный клад.

В настоящее время, согласно результатам официальной переписи населения, во всём Кореличском районе нет ни одного еврея.

После замка Мир я заехал ещё в Несвижский замок (основную резиденцию Радзивиллов); внутрь заходить не стал, просто погулял по окрестностям. Сложилось впечатление, что это скорее развлекательный комплекс – кафе, аттракционы, катание на лодочках… хотя виды вокруг него, безусловно, очень красивые.

Вечный огонь. На заднем плане - кусочек Несвижского замка.   Памятник гончей.   Сад вокруг Несвижского замка.

Заключение

Белоруссия, по сути, та же Россия, только в профиль. Россия, которая была бы у нас сейчас, если бы не развалился Советский Союз. В ней есть плюсы, есть минусы, есть приятные стороны и не очень, но в целом это страна, в которой достаточно комфортно жить, и в которой ты можешь быть уверен в своём будущем (во всяком случае, пока при власти находится Александр Григорьевич).

И её, безусловно, стоит посетить: в ней есть что посмотреть и где погулять.

Панорама Минска.


Комментарии

Оставить комментарий

Кто я

Александр 'J-zef' Пятницын

Да, это я! :)


Категории


Кредо

Сожалеть о минувшем — поздно:
Рухнул мир, разорвав оковы.
Мне навстречу, подобны звёздам —
Золотые глаза дракона.

Мне не будет за это прощенья...
Но скажите, святые иконы,
Кто наполнил огнём священным
Золотые глаза дракона?

И подсуден теперь едва ли
Я земным и небесным законам:
Я — последний, кому сияли
Золотые глаза дракона.
Smart